«Мы не услышали извинений»: родители детей, заражённых гепатитом в АОДКБ, о прекращении дела - 2x2.su
  • «Мы не услышали извинений»: родители детей, заражённых гепатитом в АОДКБ, о прекращении дела

    28.01.2021 15:03
    Источник фото: скриншот

    Благовещенский городской суд неделю назад прекратил уголовное дело о заражении пациентов Амурской областной детской больницы гепатитом С. У суда была юридически веская причина: истёк срок давности.

    Напомним, по версии следствия, с 2009 по 2018 год в больнице более сотни детей заразились гепатитом С. Позже выяснилось, что произошло это из-за банальной халатности – медработники использовали нестерильные медицинские инструменты и перчатки при обработке катетеров для переливания крови. По делу проходили три человека, все они были освобождены от ответственности.

    Для родителей зараженных детей такой вердикт суда оказался шоком. Некоторые ждали хотя бы извинения от Амурской областной детской больницы, но так и не дождались. И большинство семей теперь ждут 2022 года – тогда заканчивается программа правительства Амурской области, по которой детей, зараженных гепатитом С, бесплатно лечат препаратами прямого действия. Но только с 12 лет. Как оказалось, многим даже не наступит 12 лет в следующем году.

    О лечении, реакции на судебное решение и дальнейших планах рассказали мамы пострадавших детей.

    Галина, ее сына заразили в 2010 году

    - В 2010 году мы попали в онкогематологическое отделение АОКБ. А в 2013 году нам уже сказали, что у нас гепатит С. Сказали, что заражение произошло во время переливания крови, а оно у нас было в 2010 году.

    В 2015 году сына начали лечить интерферонами (наиболее изученное средство для лечения гепатита С, но с множеством побочных эффектов. – Прим. ред.). Дело чуть не закончилось плачевно, вытащили ребенка с того света буквально. Все это время заведующая отделением даже не заходила к нам, нами занималась только дежурный врач.

    Да, мы пролечились, нас сняли с учета. Сыну уже 22 года, он учится в политехническом колледже на последнем курсе. Это лечение, конечно, оставило серьезный отпечаток. Пострадало развитие – ребенку было 15 лет, а такое ощущение, что 11-13. То, что на домашнем обучении находились, тоже дает о себе знать. Ему трудно заводить новых друзей, знакомых. В целом страдает социализация.

    Конечно, мы недовольны решением суда. Нас обманывали, будто это было при переливании крови. Мы хотим справедливости, и какая речь может быть о сроках давности?! И мы не думали, что суд закончится таким образом. Мы надеялись, что они получат какое-то наказание.

    Мы хотим обратиться к властям, чтобы приняли закон, чтобы по преступлениям в отношении детей не было сроков давности.

    Елена, ее дочь заразили гепатитом С в 11 лет

    - Мы попали в онкогематологию в 2011 году. Через три года, когда узнали, что у нас гепатит С, обращались к врачам, чтобы узнать, почему так. Нам сказали: «Побочный эффект от химиотерапии». Нам даже сказали, что это пожизненный диагноз, что жить можно только на поддерживающей терапии.

    В 2018 году с нас сняли инвалидность, и мне приходилось лекарство покупать за свой счет. Мы лечились целый год за свой счет. В 2019 году нам повезло, что мы попали на бесплатное лечение.

    Моей дочери уже 17 лет, с гепатитом С мы прожили шесть лет. Конечно, проявилось побочное действие - мы состоим на учете у невролога, продолжаем стоять у онкогематолога. По гепатиту на учете нам стоять еще несколько лет. Анализы сдавали, в норме, в принципе. Но до сих пор врачи дают гарантии 50 на 50 – гепатит может вернуться, а может и не вернуться.

    Остается нам жить в страхе.

    Людмила, ребенок заболел с двух лет

    - Сейчас моему ребенку 11 лет, заболел он с двух лет (чуть раньше). Диагноз выставили на следующий год, когда узнали, что нам надо лететь в другую клинику, в другой город. Было сложное лечение, пересадка костного мозга.

    Мы до сих пор лечимся по первому заболеванию, обследуемся в надежде, что у нас будет возможность приступить к лечению второго заболевания. И до сих пор не можем пройти обследование печени по причине того, что их приостановили из-за коронавируса.

    В дальнейшем есть волнения из-за сложностей с решением вопроса лечения. Каждый год, каждый месяц и каждый день боимся. Мы переживаем, чтобы нас успели пролечить.

    Мы до сих пор в ожидании.

    «Есть дети, которые не выжили»

    Родители зараженных детей два года добивались, чтобы началось лечение препаратами прямого действия. При онкологии есть противопоказание в лечении интерферонами, говорят амурские семьи. Родителям пришлось летать в Москву, Санкт-Петербург, чтобы получить заключение об этом.

    Амурское правительство организовало программу, за счет которой пролечили 30 детей. А всего потерпевших – 169. Основная масса детей – до 12 лет, и все они попросту не попадают под программу. Программа, напомним, должна закончиться в следующем году. Это и пугает потерпевших.

    - И нам, родителям, никто не дает гарантии, что остальные дети пролечатся препаратами прямого действия. Мы хотим получить эти гарантии. В том году я запрашивала в минздраве, какими препаратами лечат. Стоимость этих препаратов – одной упаковки – 300-400 тысяч рублей. На курс лечения надо 628 тысяч рублей. Семьи не могут это себе позволить, - рассказала Наталья, мама зараженного ребенка.

    Попутно родители хотят пойти в Законодательное собрание с предложением законодательно закрепить: у преступлений, совершенных против детей, не должно быть сроков давности.

    - Честно говоря, для нас это было шоком. Мы не ожидали. Мы надеялись, что хоть какая-то будет судебная практика, чтобы у нас была медицина на соответствующем уровне, потому что очень обидно, что из-за нарушения санитарных норм пострадало столько детей. Потому что 169 детей – дети, которые выжили. А есть дети, которые не выжили… - добавила Наталья.

    Эта трагедия затронула десятки семей. Как оказалось, общество не принимает родителей и детей с данным диагнозом. Амурчанам пришлось даже переехать, поменять место учебы, работы.

    - Мы ожидали, что главный врач детской областной больницы принесет извинения, но мы не услышали их. Подсудимые в зале суда тоже не извинились, не было у них слов раскаяния…

Мы используем файлы cookie в соответствии с политикой в отношении файлов cookie, чтобы обеспечить лучшую работу с сайтом