Лента новостей
Раненного в Сирии амурского офицера судят за мошенничество

Раненного в Сирии амурского офицера судят за мошенничество

30.09.2020 09:57:00 Обновлено (30.09.2020 09:58:09) 6822

Белогорский гарнизонный суд продолжает рассматривать уголовное дело о поборах в воинской части. На скамье подсудимых оказался полковник Михаил Лебёдко - боевой офицер, в 2018 году награжденный президентом Российской Федерации орденом Мужества. Михаил Борисович участвовал в спецоперации по борьбе с террористами в Сирии и получил там тяжелое ранение. Сейчас суд обвиняет полковника в том, что он собрал с подчиненных деньги, однако сам Михаил Лебёдко вину не признает.

Начнём сначала

Михаил Лебёдко оказался на скамье подсудимых не сразу. Сначала, 22 июня 2018 года, следователи возбудили уголовное дело в отношении начальника отдела кадров воинской части, капитана Иванова (имя изменено. - Прим. ред). Он назначил сержантам премии в размере, который полагается только полковникам и генерал-майорам. Взамен служащие должны были отдать часть денег ему.

Заявленные мотивы и показания Иванова, согласно материалам дела, постоянно менялись: то он работал один, то по указанию вышестоящего офицера. А в октябре того же года капитан написал заявление о явке с повинной, где указал, что деньги передал командиру части - Михаилу Лебёдко и действовал по его предписаниям. В обмен на эту информацию и помощь следствию он попросил освободить себя от ответственности.

Впоследствии с Иванова сняли все обвинения, но явку с повинной показали Михаилу Борисовичу. Полковник заявил, что это клевета - в момент назначения премий он был в командировке, приказ не подписывал. В итоге дело против Лебёдко не возбудили, аргументируя это «отсутствием объективных доказательств».

Повторно обвинили капитана Иванова, на этот раз по статье «Мошенничество». Дело дошло до суда, но свидетели стали менять показания и говорить, что деньги отдавали на нужды части, предназначались средства якобы командиру части. Сам капитан сознался, что обманом собирал с сослуживцев деньги. Обвинение переквалифицировали на превышение полномочий. Суд в итоге признал вину Иванова и прекратил дело по «нереабилитирующему основанию».

После этого уже Иванов с сослуживцами обратился в прокуратуру и заявил, что деньги передавались Лебёдко. 18 июля 2019 года против Михаила Борисовича возбудили уголовное дело по статье «Мошенничество».


Белые пятна

Как отмечает сторона защиты, обвинение Михаила Лебёдко не согласуется с решением суда о прекращении дела в отношении капитана Иванова - в материалах дела указано, что служащий действовал один.

Адвокаты заявляют, что имеются несостыковки дат и обстоятельств. Изначально капитан говорил, что передал деньги командиру 28 декабря 2017 года, однако в этот день Михаила Лебёдко не было в части. Тогда была названа дата 27 декабря, но и в этот день командир отсутствовал. Потом день сменился на 26 декабря. Аналогичная ситуация и с суммой: фигурирует то один миллион, то больше миллиона, то меньше.

Когда возбуждали уголовное дело, Михаил Борисович сразу заявил, что у него есть три аудиозаписи с капитаном, где тот признается в оговоре. Эти записи отправили на психолого-лингвистическую экспертизу, которая показала, что Лебёдко якобы «оказывал психологическое давление» в каждом из разговоров. Однако у эксперта, сделавшего этот вывод, не было психологического образования - соответственно, заявлять подобное он не мог. В итоге на эксперта подали заявление в Следственный комитет.

По мнению адвокатов, в деле нет никаких доказательств вины Михаила Лебёдко: с поличным его не взяли, признания от него нет.


Судебные прения

24 сентября 2020 года в Белогорском гарнизонном суде должны были состояться судебные прения. В зале суда побывал журналист «Комсомольской правды». Еще до начала процесса возник небольшой конфликт. На заседание прибыл адвокат по назначению, хотя у Михаила Лебёдко уже имелись два защитника по соглашению.

Как отметил адвокат Евгений Еленов, вступление в дело адвоката по назначению в данном случае является нарушением, за которое может грозить дисциплинарная ответственность вплоть до лишения статуса. Однако назначенный защитник покидать зал суда не спешил, заявив, что уйдет лишь в том случае, если суд одобрит его самоотвод.

- Я отношусь с уважением к любым людям, но с назначенным адвокатом я ни минуты не общался. Ему неизвестна уже сформированная линия защиты. И я не знаю, насколько он знаком с делом, - в свою очередь заявил сам Михаил Лебёдко.

Однако суд к этим доводам не прислушался и адвоката по назначению оставил. По решению суда к делу подключился и еще один защитник - родной брат Михаила Борисовича, Александр Лебёдко, который имеет высшее юридическое образование.

К сожалению, на обсуждение и одобрение или отклонение перечисленных ходатайств ушло несколько часов. В итоге прения так и не состоялись, их перенесли на более поздний срок. Причиной этому также стал новый участник дела, которому необходимо ознакомиться с материалами.


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Доказательства для каждого слова»

В перерыве нам удалось побеседовать с адвокатом Михаила Лебёдко Евгением Еленовым, с которым полковник заключил соглашение. Он объяснил, чем недовольна сторона защиты.

- Евгений Викторович, каких материалов не хватает в деле

- В материалах дела нет подтверждений вины Михаила Борисовича. Есть только слова одного человека о том, что он разговаривал с Михаилом Лебёдко и передавал ему деньги, но нет, например, сведений из банка о том, что служащие снимали эти деньги. Нет данных от оператора связи, что разговор действительно состоялся. Даже с суммой ничего конкретного. Заявляется один миллион, но миллион не делится ровным числом на 45. Если деньги собирались на нужды части, где сметы или списки, кто и сколько сдал? Мы просили суд запросить данные у банка и у оператора связи, но нам отказали.

- Что, по вашему мнению, должен сделать суд, чтобы собрать полную картину.

- В суде каждое слово должно быть доказано. Например, если я говорю, что сахарница розовая, я должен это подтвердить, ведь есть же дальтоники, которые видят цвета иначе. Тогда я приношу цветовой спектр и показываю, что сахарница розовая. Судья принял обвинительную позицию, поэтому он не готов услышать, принять и приобщить к материалам дела материалы, оправдывающие подсудимого. Но суд должен быть беспристрастным. Будь я судьей, я бы запросил все эти бумажки, которые требуют адвокаты. Банковские транзакции, телефонные соединения - да пожалуйста. Но тем самым я бы и сам убедился, что так оно и есть, и адвокаты бы это увидели.


КОМПЕТЕНТНО

Юрист Игорь Волобуев: «Ошибка следствия?»

- Эта история задела меня до глубины души. В ней просматривается запредельная несправедливость и неприкрытый махровый цинизм. Только что вернувшегося из Сирии ветерана боевых действий, получившего тяжелые осколочные ранения и награжденного орденом Мужества, помещают в СИЗО - и на основании чего?! На основании оговора подчиненных, сомнительных и недопустимых доказательств.

Неслучайно эта история возмутила СМИ и общественность. В одной из статей журналисты смело и, на мой взгляд, небезосновательно выдвигают версию о сговоре следствия, прокуратуры и суда. У меня же возникает вопрос: не является ли официальная позиция обвинения логической ошибкой следствия? Если да, то она однозначно подлежит исправлению. В этом случае боевому командиру необходимо компенсировать моральный вред и причиненные незаконным уголовным преследованием убытки, а также как можно скорее вернуть его в строй.

Юрист Юлия Суханова: «Вернуть дело прокурору»

- В том виде, в котором на данный момент находится уголовное дело, оно не подлежит рассмотрению судом, так как имеются грубейшие нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые невозможно устранить в судебном процессе, так как суд не сможет давать оценку представленным документам, а тем более проводить расследование. Кроме того, в рамках дела не проведены очные ставки с рядом потерпевших, следственный эксперимент и другие следственные действия для устранения противоречий.

Также указанные ранее самим Лебёдко недочеты безосновательно игнорировались, что нарушало его право на защиту, хотя по принципу равноправия расследование дела должно быть объективным и всесторонним. Поэтому считаю, что нарушения, допущенные при рассмотрении данного дела, не могут быть устранены и являются основанием для возвращения дела прокурору по статье 237 УПК РФ с целью устранения препятствия для рассмотрения его судом.

 

 

Автор материала: Информационная служба портала 2x2.su
Источник фото: из архива героя публикации
Читать 2x2.su в Telegram Whatsapp google новости Яндекс новости
Реклама
  • Комментарии
Загрузка комментариев...