Инвесторы в Приамурье заходят, а людям что от этого?

21.02.2021 18:02:38 Обновлено (18.02.2021 21:34:00) 121

Амурчанам про инвестклимат и инвестпривлекательность региона областные власти, конечно, все уши уже прожужжали. Это же, мол, дополнительные деньги в бюджет.

Смотри и учись!

Так, лучший инвестклимат, по данным областного правительства, в Благовещенском районе. Там сократили сроки по выдаче земли инвестору, наладили плотное сопровождение предпринимателя от бизнес-плана до регистрации прав в Росреестре. Мол, раньше заработает - быстрее налоги пойдут.

В руководстве региона распорядились за несколько месяцев распространить этот опыт на Благовещенск, Свободный, Белогорск, Тынду, Свободненский и Бурейский районы.

Между тем в минимуществе Приамурья даже спецстандарт разработали по обеспечению благоприятного инвестклимата. В документе масса скучных для рядовых граждан понятий, на которых мы останавливаться не будем. Отметим только, что по некоторым пунктам спецстандарта просел даже хвалёный Благовещенский район.

Добавим, что в областном правительстве как с писаной торбой носятся с показателями национального рейтинга состояния инвестклимата. Ну а как же: Кремль ещё в 2019 г. поставил задачу всем регионам ДФО попасть в тридцатку лучших по инвестпривлекательности. Тогда Приамурье было 35-м, в 2020 г. стало 26-м, успев-таки выполнить поручение сверху и войти в ТОП-30 до 2020-го, подчеркнули в амурском минэкономразвития. Самым же инвестпривлекательным в ДФО стал Хабаровский край, лучшие практики которого амурским чиновникам поручено перенять.

- Показатели нацрейтинга могут значительно меняться каждый год, - отметили в минэкономразвития Приамурья. - Тот же Хабаровский край за последние два года потерял в рейтинге 45 позиций, но, конечно, во многом хабаровчане довольно перспективны. Кроме того, проанализированы практики лидера 2020 года по инвестпривлекательности - Липецкой области. По итогам мониторинга в Приамурье появился «Персональный менеджер», позволивший быстрее подключать предпринимателей к коммунальным и электрическим сетям. Конечно, у каждого региона своя специфика возможностей. Так, для организации единого окна для бизнеса (какое есть в Хабаровске) по всем вопросам присоединения к сетям требуется специальный электронный сервис, который у нас пока совершенствуется.

Ещё одна проблема региона на пути к инвестпривлекательности - изрядное давление на бизнес. Проблема эта общая для всего ДФО, и решать её надо комплексно. В Приамурье для этого собрали соответствующую рабочую группу. Может, такой поход и бюрократический, но главное - чтобы эффект был.

Между тем, по итогам рейтинга инвестактивности регионов, опубликованного в журнале «Инвест-Форсайт», Амурская область среди 77 территорий РФ заняла 9 место. Среди показателей рейтинга - количество введённых в эксплуатацию объектов, возможность льготного финансирования инвестора, соглашения о новых проектах.

- По итогам прошлого года объём инвестиций в Приамурье составил порядка 200 млрд рублей. Это лучший показатель среди всех регионов ДФО, - отметил губернатор Амурской области Василий Орлов. - Мы в числе первых регионов страны подписала трёхстороннее соглашение о защите и поощрении капиталовложений инвестора. Группе ЕСН, которая вложит более 50 млрд рублей в создание в Сковородине ментолового завода, на срок до 20 лет гарантирована неизменность налоговых условий.

 

Быстрее окупить

Федеральные эксперты сходятся во мнении: государство должно больше вкладывать в людей через рост инвестиций в образование и медицину. А как с этим на областном уровне?

Здесь одним из приоритетных механизмов привлечения инвестиций чиновники называют государственно-частное партнёрство (ГЧП). Вложения по этой линии в амурском здравоохранении есть, и окупаются они, в том числе, платными услугами. Пример - офтальмологический центр в Благовещенске.

В реконструкцию здания инвестор внёс порядка 200 млн рублей. Также средства пойдут на современное медоборудование и последующую его модернизацию. Центр даст бесплатные операции и лечение за счёт ОМС, а также платные услуги. В проработке также детская поликлиника в Благовещенске на 380 посещений в смену и поликлиника в Свободном на 1300 посещений. Есть и другие идеи, но из-за пандемии ковида они пока на паузе. В последние годы, в том числе из-за частных инициатив, качественные и количественные показатели в медицине уверенно растут, притом что финансирование отрасли со стороны государства имеет тенденцию к снижению. Но, конечно, инвесторов больше интересуют быстро окупающиеся проекты.

Вот из-за этого в образовании, например, всё сложнее. Окупить вложения здесь очень трудно. Часть расходов инвестора, например, по строительству школы, покроют доходы от платных услуг, но основные затраты возмещает бюджет. Конечно, если сравнивать с госзакупкой, ГЧП для казны может стать дороже, но главное преимущество, по которому регионы выбирают именно ГЧП, это возможность возмещать инвестору расходы в течение долгого времени - 10-15 лет, в том время как при госзакупке - 2-3 года, пока объект строится.

Проблемы участия частного капитала в проектах ГЧП - низкий уровень координации со стороны властей, сложные и долгие разрешительные процедуры (например, по земельным вопросам), недостаточно проработанная нормативно-правовая база, дорогие кредиты и сложности в их получении, а также риски частной стороны. И главный стимул для частника участвовать в ГЧП - различные льготы, преференции и исключительные права. Отметим, что качественное региональное законодательство в сфере ГЧП привлечёт инвестиции не только отечественных компаний областного и федерального значения, но и международных. Это существенно поднимет экономику региона.

Сейчас в регионе по линии ГЧП заключено более 300 концессионных соглашений с проектами в социальной, транспортной и жилищно-коммунальной сферах. Общий объём привлеченных инвестиций - почти 17 млрд рублей. Сфера применима для строительства спортинфраструктуры, полигонов ТКО, комплекса по обработке отходов.


Компетентно

На наши вопросы об особенностях инвестпривлекательности ответил преподаватель ДВФУ, кандидат экономических наук, финансовый консультант Максим Кривелевич.

- Максим Евсеевич, власти, естественно, говорят об исключительной выгоде инвестиций для региона. В этом реально сплошь плюсы?

- В этом вопросе есть конфликт вопросов «зачем?» и «почему?». Вот плачет женщина - зачем? Муж ушёл. А он вернётся от слёз? А она быстрее найдёт другого? Нет. Так зачем плакать? Потому что муж ушёл. То есть подмена вопросов. Вот и в инвестпривлекательности плачевные последствия потому, что всё делается не «зачем», а «почему».

Итак, ЗАЧЕМ региону инвестпривлекательность - это рост доходов, во-первых, бюджета; во-вторых, местного населения, чтобы люди могли пользоваться платным образованием, здравоохранением. То есть создавать платёжеспособный спрос на товары и услуги, который и заряжает местную экономику, и появляются частные школы и медкабинеты, если их не было.

Чиновники же в этом вопросе измеряют свои заслуги не тем, насколько местное население стало богаче, а тем, как много денег кто-то закопал в проект. Вот поставили вы на месте заповедника сталелитейный завод. Вы молодец? Нет, потому что ввели устаревшее производство, работать на котором будут мигранты, скорее всего на небольшой зарплате. А вы на этот объект ещё и налоговых льгот дадите лет на 50. Итог: заповедника нет, местные стали лишь беднее, потому что конкуренцию им составляют гастарбайтеры.

При этом стоящие за конвейером ни в одной стране мира не будут богатыми. Если спросите, где большие зарплаты, а значит, и налоги в казну - образование, здравоохранение, логистика, топливо, зерно. Заметьте, никаких мегазаводов в тех областях, где выработка на человека большая. То есть один специалист, скажем, по страхованию может приносить своей компании в десятки раз больше конвейерщика. И это речь о сервисной экономике - проектах, не требующих гастарбайтеров и ручного труда и предполагающих высокие зарплаты и значительный уровень налогов. Сингапур, например, не добывает руду, а занимается банковским делом. И таких секторов немало. Но эта наша гигантомания ещё с начала ХХ века, желание из всего сделать ДнепроГЭС вместо, допустим, фейсбука, уровень жизни не поднимет.

- Амурские чиновники одним из приоритетных механизмов привлечения инвестиций называют государственно-частное партнёрство. Это действительно идеал?

- Пример: берём суперсовременное стоматологическое кресло и ставим его посреди тайги, где нет электричества. Техника классная? Да. Лечить может? Нет.

А если серьёзно, модель ГЧП хороша, но она разработана не в РФ и не для неё. И в этой модели вообще три стороны, а не две: частный и публичный партнёры и ещё финансирующая сторона - кто-то, кто даст частнику деньги на проект. При двух сторонах взаимодействия инвестпривлекательность становится сомнительной. Прежде всего, государство вынуждено частнику подмигивать: «Мы не совсем честно будем играть - переуступим тебе где-нибудь под прилавком». Потому что честная игра самому частнику не совсем нужна, а нечестная ни к чему местным жителям - начинается жуткая коррупция. А всего-то нужны простейшие вещи: понятные темпы инфляции и курс рубля, защита прав инвесторов (в том числе в арбитраже) и прекращение ежегодного роста налогов.

То есть проблема в том, что у всех суббота, а у чиновников четверг, и они уверены, что общие системные проблемы экономики на ГЧП не отразятся. Но так не бывает. И в сложившейся ситуации, в условиях, подчеркнём, честной игры финансировать проекты ГЧП будет некому. И что вынуждены делать заинтересованные чиновники: либо выдумывать совсем уж неприличные льготы, либо просто играть на оптимизме коммерсантов.

- Наконец, амурские власти периодически сетуют, что инвесторы плохо заходят в сферу ЖКХ, особенно в районах области. Но, казалось бы, а зачем туда заходить, если «коммуналка» убита, а население нищее?

- А вы знаете, что сфера ЖКХ в принципе самая выгодная, что это золотое дно? Ведь главный риск носителя экономики - нестабильность. А она исключена, когда ваш товар идёт по трубе и никуда из неё не выпадет. Поэтому мафия во всём мире, к примеру, контролирует вывоз мусора.

А у нас невероятно прибыльная отрасль выглядит убитой потому, что государство не поддерживает уровень жизни граждан, а вместо этого изображает из себя защитника людей от коварных коммерсантов. На самом же деле наши тарифы ЖКХ такие низкие, что никакое развитие инфраструктуры в силу механизмов рыночной экономики невозможно. То есть никаких новых труб и прочего. Но даже эти тарифы слишком высоки для людей.

Между тем

По данным начальника управления проектной деятельности Амурской области Виолы Яненко, в 2020 г. в регионе реализовывалось 49 региональных проектов в рамках 11 нацпроектов. Из 15,2 млрд рублей освоено 14,7 млрд рублей. Созданы 42 «Точки роста», IT-куб, мобильный технопарк «Кванториум», 5 центров амбулаторной онкологической помощи, 2 модельные муниципальные библиотеки. Достраивают 26 модульных ФАПов. Куплено 16 передвижных мобильных медкомплексов, 5 автоклубов и т. д. Отремонтировано около 30 км региональных и местных автодорог. Благоустроено 45 дворов и 21 общественная территория. Расселено 14,8 тысяч кв. м аварийного жилфонда.

В 2021 г. будут работать 44 региональных проекта, в том числе два новых - «Патриотическое воспитание» и «Создание благоприятных условий для самозанятых». Общее финансирование в 2021 г. - 10,1 млрд рублей.

Автор материала: Информационная служба портала 2x2.su
Источник фото: www.pexels.com
Читать 2x2.su в Telegram Whatsapp google новости Яндекс новости
Реклама
  • Комментарии
Загрузка комментариев...