2x2 | Общество | Записки председателя избирательной комиссии

Записки председателя избирательной комиссии

Общество 10:09 | 9 декабря | 2011
Автор: Лариса Киреева, «Благовещенск»

… Наутро после выборов я немножко важничала: в отличие от моих коллег-журналистов выборы довелось наблюдать не извне, а испытать на себе все их прелести, примерив шкурку председателя избирательной комиссии. Признаться, в избиркомах доводилось работать и раньше. Председателем же – впервые. Естественно, это – другой уровень ответственности и несколько другой уровень знаний и практических навыков.

… Наш избирательный участок № 121 находится в здании железнодорожного вокзала. Это один из тех участков, которые ЦИК рекомендовал обязательно создать на местном уровне на железнодорожных и автовокзалах, таможнях, в аэропортах, чтобы граждане, выезжающие за пределы населенного пункта и прибывающие в этот населенный пункт, могли без проблем реализовать свое избирательное право.

За несколько дней до выборов горестно вздыхаем: видимо, придется сидеть, скучая. На это у нас свои железные аргументы. Наш российский обыватель достаточно ленив, чтобы со всех ног торопиться проголосовать по открепительному удостоверению, которое еще и взять надо заранее!

То, что скука и выборы – понятия несопоставимые, убеждаемся накануне, 3 декабря. В 10.00 – «прибываем» в территориальную избирательную комиссию за бюллетенями. Здесь суета сует. Очередь. Ближе к одиннадцати получаем бюллетени, клеим на них марки, расписываемся и штампуем уже подписанные. Причем, пытаемся сделать это все одновременно. За дверью мается представитель полиции. В 12.00, наконец-то запаковав все в мешки и опечатав их, едем на участок, где препровождаем бюллетени в сейф и оставляем под бдительным оком полиции. Через полчаса привозят оборудование.

Чтобы собрать кабинку, погладить шторы, развешать плакаты и указатели, уходит еще час. Остается закупить канцелярию и - до завтра. Члены комиссии расходятся по домам. Мне же, как председателю, предстоит еще решить кучу всяких мелких организационных вопросов. «Мелкие организационные вопросы» заканчиваются только к двум часам ночи…

 

… 4 декабря. 6.00 утра. На участке нужно быть к 7.00. Вызываю машину и несусь собираться. В голове с недосыпу – колокол. Легкий мандраж – ответственность заставляет. В 7.30 начинают прибывать наблюдатели. Один, второй, третий. И два члена комиссии с правом совещательного голоса. Ого! Многовато для участка, работающего только с открепительными удостоверениями! Начинаю волноваться еще больше. В первый раз всегда страшно.

В восемь открываем участок. Не обходится и без эксцессов. Как выясняется, оба члена комиссии с правом совещательного голоса направлены одной политической партией, что является грубым нарушением избирательного законодательства. Как гласит «Памятка наблюдателя», в таком случае председатель незамедлительно предлагает одному из них удалиться, а если это не возымеет действия, должен прибегнуть к помощи полиции. Препроводить на выход «лишнего человечка» получается не сразу. Девушка, которая достаточно агрессивно настроена, бесконечно звонит по телефону в штаб партии, препирается с комиссией и остальными наблюдателями и требует, чтобы ее вот прямо сейчас произвели в члены комиссии с правом решающего голоса (ну, раз уж нельзя с правом совещательного). В горизбиркоме после минуты молчания взрываются: «Какие могут быть разговоры! Списки комиссий утверждены давным-давно!» Убедительно смотрю на виновницу суеты: «Вот видите! Решайте, кто из вас уходит!» Проникновенные взгляды не помогают: видимо, не умею делать страшное лицо. Снова – звонки и истерические нотки в голосе: «Сейчас из штаба уже едут!» На помощь приходят наблюдатели от других партий, пригрозив  жалобой. Я же в свою очередь обещаю сейчас же позвонить в ФСБ. Мадемуазель из зала для голосования испаряется, не забыв на прощание хлопнуть дверью. Из штаба партии, действительно, приезжают, но о происшествии – ни слова. Интересуются, как обстановка и сколько человек проголосовало. Признаться, в удовольствии пожаловаться я себе не отказала. Тем более, что наша героиня, чувствуя поддержку и прячась за широкими партийными спинами, снова материализовалась. Но ответ однопартийцев, что они не в курсе произошедшего и обязательно разберутся, похоже, девицу огорчил, поскольку она снова благополучно растворилась в окружающем пространстве…

… Подходит очередной поезд. Сразу идут избиратели. Кстати, самыми активными оказываются шимановцы: открепительные с шимановскими адресами встречаются наиболее часто. Высокую гражданскую сознательность проявляют и сотрудники железной дороги. Желающих проголосовать, надо сказать, много. Правда, половину из пришедших приходится отправлять на участок по месту жительства: сюда люди идут на авось. Не лень же! Узнав, что нужны открепительные, досадливо машут рукой. Стоило ноги бить! Гарантии, что они стопроцентно дойдут до своего участка, нет никакой. Кое-кто приезжает без открепительных и на всякий случай заходит узнать: а вдруг можно? Но – увы! – нет. Среди открепительных удостоверений попадается один комплект без печатей. К сожалению, выдать бюллетени в таком случае не можем. Мы разводим руками, а владелец недействительных документов заметно огорчается.

 

Во второй половине дня проверяем наличие всех необходимых документов, составляем реестры и списки. Время близится к завершению. Не успеваем облегченно вздохнуть, как появляется очередной сюрприз в виде гражданки, изо всех сил делающей «умное лицо»:

-          Я проверяю работу участковых избирательных комиссий! Что вы мне посоветуете в случае, если у меня нет открепительного? Дайте мне что-нибудь почитать!

Если честно, говорит дама грамотно, уверенно и очень напористо, чем сначала вводит нас в некоторое заблуждение. Причем, ссылается на председателя облизбиркома, сыплет именами и отчествами. Когда ступор проходит, начинаю действовать:

-          Кто вас уполномочил? Покажите, пожалуйста, документы!

Мое недоумение усиливается, когда та протягивает паспорт. Причем тут паспорт? Бред какой-то! Тут дама, видя мое недоверие, решает взять крепость приступом:

-          А я вообще не знаю, почему вы у меня документы не спрашиваете! Вот видите, все в порядке. А открепительного у меня нет. Так что мне делать, как я могу проголосовать?

-          Никак не можете, - стараюсь объяснять терпеливо.

-          Да мне открепительный не нужен – я утром проголосовала, - как будто что-то вспомнив, спохватывается женщина.

Приглядевшись внимательнее, я вдруг понимаю, что мадам – в изрядном подпитии. И вид  у нее, мягко сказать, не совсем презентабельный. Короче, неадекват! Видя тщетные попытки освободиться от назойливой посетительницы, подходит уполномоченный. Приближение полиции действует на «проверяющую» отрезвляюще. Она в один миг забирает паспорт и так же быстро ретируется из помещения.

20.00. Закрываем участок, гасим неиспользованные бюллетени, вскрываем урну и работаем со списками, производим подсчет голосов. Самый ответственный момент – составление протокола… Наконец, все сделано, можно опечатывать мешки и ехать «сдаваться».

В территориальной избирательной комиссии – вавилонское столпотворение. Чтобы сдать всю документацию, нужно отстоять несколько очередей. Сначала надо заполнить сводную таблицу. С удивлением обнаруживаем, что наша колонка уже заполнена. Чужими цифрами! Сказалось ночное волнение: диверсию совершили наши же коллеги с другого избирательного участка. Переписываем все жирно черным маркером. Идем дальше. Отметиться в системе «ГАС Выборы» - сложнее всего. Здесь две очереди: те, кто голосовал вручную, по старинке, и «коибщики». Теперь комиссии, имеющие по две-три тысячи и более избирателей, прибыли в ТИК намного раньше! В очереди то и дело слышатся восторженные отзывы председателей о работе КОИБов. Еще бы! Им все машина посчитала – давимся завистью. Ну и ладно!

Через час с хвостиком все заканчивается. Облегченно вздыхаем. И вместе с тем чувствуем, как наваливается усталость…

Утром читаю один из интернетовских форумов. Есть недовольные и привычно кричащие: «Караул! Подтасовка!» В то же время эти недовольные преспокойно лежат на своих диванчиках и в ус не дуют. Хочется послать их… проголосовать хотя бы для порядку. А лучше – в председатели, граждане, в  председатели. Чтобы было все честно!…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

1005

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

104 217

объявлений

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ