2x2 | Общество | Сергей ЛАВРЕНОВ: «Я самоучка. Причем стопроцентный»

Сергей ЛАВРЕНОВ: «Я самоучка. Причем стопроцентный»

Общество 13:57 | 19 апреля | 2011
Автор: Евгения Зотова

За час до концерта под шкодным названием «ПолтиШок» мы беседовали в гримерке филармонии с юбиляром. И свои 50 лет, и 50 лет филармонии он решил отметить не за праздничным столом, а на сцене, как положено настоящему артисту.

Незаметно меняя сценические костюмы, приглашая все новых и новых исполнителей, среди которых его In modo jazz trio (Владимир Браславский, электробаян, и Сергей Елькин, гитара), замечательный аранжировщик и гитарист Денис Матвеев, вокалистки Татьяна Гусаим и Валентина Базанова, шоу-балет «Максимум».

Но главная поддержка - уже взрослая певица и танцовщица, дочь Эльвира, впервые вышедшая на сцену с папой в 8 лет, и даже будущая, надеюсь, артистка, трехлетняя внучка Белла.

Кто бы мог подумать… Два бывших педагога нашей школы искусств беседуют уже совсем в другом статусе… Нет сожаления, что педагогическая деятельность осталась где-то далеко в истории?

- Ну, воспоминания есть, конечно - когда все начиналось, открывали отделение... приятные воспоминания... дети, конечно, да. Сейчас просто другие задачи, просто самому еще хочется реализоваться, а педагогическая деятельность занимает много времени и сил. Может быть, чуть позже мы еще вернемся к этому? Меня и сейчас просят взять учеников, но пока не хватает времени.

- Где сам получил образоваание?

- Поселок Прогресс, детская музыкальная школа. Сначала. Потом учился какое-то время в музпедучилище…

- А туда-то как занесло, там же духовиков особо не было?

- А я и не был духовиком, я и в музыкальное училище поступал не на духовое...

- А на какое?

- На дирижерско-хоровое! (улыбается) Проучился там 3 года, кстати. А потом уже с дирижерско-хорового перевелся на духовое. Ну хотелось мне на саксофон перевестись...

- А до этого на саксофоне не играл?

- Нет.

- То есть шел как пианист в музыкалке, потом…

- Да, у меня очень хороший педагог был в музпедучилище - Раиса Михайловна Шарафудинова. Она многое мне поменяла в постановке, потому что в школе преподаватель у меня не был пианистом.

- Получается, саксофонистом Сергей Лавренов стал... в первый раз "дудку" взял...

- В 27 лет.

- Значит, если вдруг кто-то в 27 лет захочет рискнуть, то у него может это реально получиться?

- Может. Нужно только стремление и желание. Лучше, если будет какое-то музыкальное образование вообще, перед тем как заниматься на саксофоне - навыки, теория. Потому что начать заниматься и «Во саду ли, в огороде» играть... в 27 лет очень сложно. А большего не можешь в силу физиологических причин - нет еще дыхания, хотя мне дыхание ставили уже там, в музучилище. Я же пел, на дирижерско-хоровом учился. По крайней мере тут уже было проще. Ну а все равно здесь-то (показывает на губы) мышечного аппарата еще нет.

- Амбушюр, это же так у духовиков называется...

- Да. Он нарабатывается, не за год, не за два, не за три. Это целый процесс...

- Кто формировал в музучилище саксофониста Лавренова?

- Никто не формировал. Так сложилось, что, к сожалению, те педагоги, которые были, учили не тому. Вот так, да. Я пытался найти путь. Но куда ни обращался, что мне ни показывали, ни говорили делать, в итоге оказалось неверным. Современная школа - она несколько другая.

- Откуда ты это узнаешь, что школа другая, что учили не тому?

- Я, во-первых, слушал. Я же играл джаз на фортепиано, я это слышу. А почему у меня не получается так же? Почему? Ну, оказывается, там есть определенные нюансы, которые надо знать: работа над горлом, правильная постановка губ - именно современная, с этой постановкой можно все играть - и классику, и джаз. Наша постановка, российская, она предполагает только классику. Дальше ты уже не пойдешь с этим звуком...

- Может, она направлена  на кларнет в симфоническом оркестре, а не на саксофон в джазовом?

- Да, да, да. Но сейчас даже кларнетовая школа - она несколько современнее в постановке. Так что очень много читал, интересовался, ходил, спрашивал, приезжали артисты - приходил, смотрел. Искал. Потом интернет появился - смотрел, что, как. Соответственно, конечно, всему не научишь. У всех разная физиология. Нужно прислушиваться и к своему - разное расположение зубов, языка, гортани, у каждого индивидуальное, поэтому индивидуально надо подходить. К каждому ученику. В идеале, конечно, нужен педагог. У меня очень много было таких камней, на которые я натыкался и терял время.

- То есть по большому счету - самоучка...

- Да. Причем стопроцентный.

- И упертый.

- Да.

- И трудолюбивый.

- Да. Для меня в первую очередь был звук. Многие заблуждаются, особенно молодежь - пытаются играть быстро, технично. Лично для меня звук - это основа. Какой смысл выпевать рулады голосом, если он у тебя противный? Кто тебя будет слушать? Хоть какой ты будь виртуоз! Это касается любого инструмента. В первую очередь надо было найти звук. Главная задача. Чтобы соответствовал твоему внутреннему состоянию - тому, что ты хочешь. Я такой звук слышу. Какой у меня сейчас есть - такой я и хотел...

- К своему звуку стремился, к нему шел, и шел сколько лет? Двадцать?

- Ну, двадцать точно. Хотя на вкус и цвет товарищей нет, мне и сейчас могут сказать: «Что-то как-то ты звучишь, мне кажется, не так»…

- Но ты не расслабляешься, не говоришь: «Да что вы, я тут на этой поляне самый крутой»?

- Нет.

- Ты не скажешь?

- Нет. Мне всегда интересно. Начинаю спрашивать, я человек любознательный. Если человек говорит, «кажется, звучит не так», я спрашиваю: скажи, а что не то? Молчит. Хорошо, а твой эталон звучания? Молчит. А какие саксофонисты тебе нравятся, чтобы я понял? Человек не знает. «Что-то не то». У него там в голове свой какой-то звук, но он не может объяснить, что он хочет от меня услышать. Или чтобы я играл звуком валторны, или звуком гобоя… Все по-разному слышат. Однажды еду в машине, играет Kenny G. «О! Вот этот звук!» Так понятно, это же сопрано, это другой саксофон! Если ты на альте будешь выдувать сопрано...

- Это просто другой тембр, другой инструмент

- Да. Это разные инструменты! Зачем из виолончели делать скрипку? А многие этого не понимают, для них это саксофон, да и саксофон.

- Хорошо. Сколько у тебя сейчас в арсенале инструментов и каких именно - и по тембру, и по изготовителю?

- Совершенно разнообразные. У меня есть финансовая возможность иметь много инструментов самых лучших производителей, лучших брендов. Это два сопрано Yanagisawa- один 902-й модели, прямой, и есть еще изогнутый. Это для разных задач. Прямой - он больше для акустической музыки, его сложно подзвучить микрофоном, а изогнутый - он звучит менее по-сопрановому, зато мониторится хорошо - к любому микрофону подходишь и играешь. Инструмент достаточно сложный, самый, пожалуй, сложный из всех саксофонов - в строе, в звуке, в голосоведении. Еще – 3 альта. Один – Selmer Mark VI, легендарный инструмент, лучший, всех времен и народов. Их осталось очень мало, в самом деле. Мне его привезлми в состоянии нового. Сегодня (на концерте 16 апреля – Авт.) я на нем играю. Еще два – Yamaha. Эксклюзивный, сделан на заказ. Всего было сделано 20 таких инструментов, для таких саксофонистов, как Дейв Коз. Один у меня оказался. Не штамповка, ручной работы. Сначала серебро, потом позолота… И еще один альт Yanagisawa, 99-я модель, очень редкая, коллекционная, должен прийти на днях.

Получается, если кто-то из слушателей придет на концерт, он не просто услышит хорошего саксофониста Лавренова, но и увидит исполнение на эксклюзивных инструментах

- Наверное, это не так важно…

Почему? На самом деле важно, например для скрипачей и духовиков. Пианисту какой рояль поставят, на том он и будет играть. Он с собой рояль не возит (прим. - исключением был Владимир Горовиц). А для духовиков и скрипачей инструмент – один из залогов успеха

- Я очень много инструментов перебрал. Была масса инструментов, альтов только порядка двадцати, наверное, разных…

- Какую музыку слушает Сергей Лавренов, и главное - какую порекомендует слушать, чтобы воспитать хороший вкус, и вообще для удовольствия

- Сейчас много слушаю джаз.

- Джаз какой? Классический? Его же не каждый воспринимает, это не популярная, а серьезная музыка для подготовленных людей

- Нет. Я сейчас стал очень любить вокальный джаз. Особенно современный, не времен Эллы Фитцджеральд. Сейчас он более мелодичный, нет соревнования трубы и голоса…

Такой софт…

- Да-да, легкий такой. Ну, к примеру, Натали Коул, Лили Янг…

 

А саксофонисты?

- Из наших – Бутман. Еще люблю smooth jazz. Например, Дейв Коз, Эверетт Харп, более современный, с электронными инструментами. Хотя бывает, слушаю традиционный джаз. Стараюсь не зацикливаться на одном, чтобы была больше палитра – больше, больше, больше брать отовсюду понемногу и самое лучшее. То, что тебе надо, слушать, слушать… А слушать надо очень много. И общаться, конечно, но общаться не всегда получается. Вот сейчас с фестиваля в Хабаровске привезли много впечатлений – и оценка, и кто как играет…

В связи с этими поездками – где удалось побывать с гастролями?

- Были  за границей. Корея, Китай –  Пекин. В посольстве два раза выступали с московскими артистами. Было очень интересно, хороший теплый прием. В Москве были с Владимиром Браславским, два раза выступали, от «Амурской осени» мы ездили. Выступали в сборных концертах…

А по жизни, где попутешествовал?

- На Западе не был. Здесь – Китай, Корея, Вьетнам, правда это тоже не рядом, много часов лететь… Не люблю я самолеты…

- Кому в жизни благодарен? Есть такой человек?

- Да и не один. Начиналось все здесь, в филармонии, благодаря, конечно, Алексею Геннадьевичу Самарину. Он первый протянул руку в то время. Время было тяжелое, никто никому не был нужен вообще. Я пришел, мне дали здесь помещение, дали возможность заниматься, никуда не отсылали, кстати, ни на какие гастроли. Я не мог, потому что у меня здесь бизнес. Отсюда уже все пошло, статус другой, выступления в филармонических концертах… Хочешь не хочешь – ты растешь, был хороший старт больше 10 лет назад. Самые теплые воспоминания. Он нас везде возил за собой – Москва, Пекин… Ну а сейчас – огромное спасибо Хопатько. После того как нас ушли с ОКЦ, я походил по «культуре», пришел к Анатолию. Думал, правда, у него в колледже все занято, а он откликнулся. Я в оркестр сел, очень интересно с бэндом поработать, совсем другая тема. И теперь разрываюсь – везде интересно поработать. Вот с бэндом поехали – Гран-при взяли. Хопатько сам «горит», новое несет… С ним очень интересно, в плане творчества – очень подвижный. Советуемся, мы единомышленники.

А ноты где берете? Все на слух?

- Сейчас проще, а раньше  все на слух. Поставил магнитофон, скорость помедленнее - и вперед. Очень полезно, слух развивается… И фразировка, и техника, хорошая школа. В то же время запрещали джаз. Меня по этой причине в училище не взяли.

Как?!

- Я играл эстраду. Сдал все спецпредметы, осталась одна история. Я ответил про восстание Спартака, мне задали дополнительный вопрос: чем занимаетесь? Мне было 19 лет, я играл в клубе, в ансамбле – тогда это называлось ВИА. «Ах, ВИА! Понятно». И поставил «два». Я был в шоке. Преподаватель-хоровик Надежда Семеновна Сластиненко узнала об этом и сказала мне прийти в сентябре, когда того историка, который поставил двойку, не будет. Я пришел осенью, все сдал, доучился.

А мысли о высшем образовании не было?

- Была, я готовил программу. Тогда уже работал в школе искусств, и приехал ко мне друг, который закончил институт искусств во Владивостоке, очень хороший саксофонист Саша Великанов. Я попросил его меня послушать, он послушал и спрашивает: «А зачем тебе туда поступать?» - «Ну, чтоб научиться». Он отвечает: «Сергей! Если ты хочешь научиться играть, то поступать тебе туда не надо. Если тебе нужна корочка о высшем образовании – поступай. А если хочешь научиться – езжай в Москву». Он мне даже сказал, куда ехать. Но в то время уже это было нереально… Так он меня и убедил. «Хочешь научиться играть – вот тебе магнитофон, вот тебе саксофон – учись!» Великая вещь самообразование. Это и делает из музыканта музыканта.

А если не секрет, что кормит? Не выступления же

- Конечно, нет, выступления вообще не кормят. Все это наоборот требует средств – содержание инструмента, трости… А кормит автомобильный бизнес, продажа запчастей, вот. Я очень люблю бизнес. Мне это дает некую свободу. Я хочу этот инструмент – я его возьму, я хочу выступить – пожалуйста, я могу себе это позволить…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

1637

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

107 052

объявления

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ