2x2 | Общество | Путь раскулаченных

Путь раскулаченных

Общество 07:01 | 28 ноября | 2012
Автор: Виктор Соболев
Статья «Путь раскулаченных» из номера «АиФ-ДВ» №48 от 28 ноября 2012
Путь раскулаченных

О жизни ссыльных рассказывает благовещенка Вера Коробкова

Семья - самое святое, что есть у человека. С ней не страшно и в тюрьме, она стремится к воссоединению хоть через всю страну. В семье не стыдятся друг друга, когда извне её хотят развести или объявляют кулацкой.

Много горестей, но и радостей тоже, выпало на долю семьи Шуляк с приходом Советской власти. О них нам поведала член этой семьи благовещенка Вера КОРОБКОВА.
 

Через всю Россию

 
Вера Коробкова
- Я была 17-й из 18 детей мамы, Юлии Петровны, а у папы, Василия Митрофановича Шуляка, - 20-й! - смеётся Вера Васильевна. - У папы от первого брака дети были. Старший отцовский сын Степан погиб в гражданскую войну. А сам отец во время революции работал на санитарных поездах, служил красным. А потом на родной Украине сельским хозяйством стал заниматься, со временем вырос в зажиточного крестьянина - работяга, строгий к себе и к другим. По детству я папу плохо помню - он вечно на хуторах: то в полях, то на мельнице. Мне казалось, что он никогда ни спать, ни есть не хотел. Мамочка моя, Юлия Петровна, тоже труженица, добрая, талантливая общественница. У них с отцом страстная любовь была.
 
И вот в 1929 году отца забирают - как кулака. Этого момента я, тогда трёхлетняя, не помню. Зато помню, что потом маму со всеми нами поселили в какой-то избе, которая называлась сиротским домом. Голодное было время, по дорогам бесконечной вереницей тянулись беженцы, побирались по деревням.
 
Однажды залаяла цепная собака. Тогда это уже сигнал был - кто-то из бродяг хлеба просит. Вышла мать - у крыльца девушка плачет. Мать пожалела несчастную, но как её пустить в дом - грязная, вся в болячках. Но мать пустила бродяжку, три-четыре дня подряд в ванне отмывала. Потом девушка, звали её Палашка, осталась в семье, со всеми сдружилась, помогала во всём.
 
И вот снова собака залаяла - ясно, кто-то хлеба просит. Отправили Палашку. Долго она не возвращалась, мать забеспокоилась и сама вышла. Сидит Палашка с парнем каким-то, и оба плачут. «Ты что?» - «Это брат мой!» Позвали парня в избу, но он ушёл дальше. Прошло ещё время - и снова лай собаки: Палашка выходит с хлебом, долго её нет. Смотрим, она уже плачет со стариком. «Ты что?» - «Это отец мой!» Просили старика остаться, но и он ушёл: «Какую уж судьбу Бог дал, такая и будет».
 
- 1930 год, ночью пришли забирать и мать, - продолжает Вера Коробкова. - Осень. Их трое, в будёновках. «Собирайтесь» - «Куда?» - «К мужу. Навсегда». И радостно стало, и тревожно: да правда ли это? А Палашку большевики забрали с собой: она, мол, у вас была как рабсила. Помню, одна из моих сестёр, Анна, бежала за телегой и всё кричала: «Палашка, я с тобой!»
 
Ну и нас самих, кто в чём был, на телегу - и до станции. Там мы расстались с трёхлетним сынишкой нашей самой старшей сестры Марии - она умерла за год до раскулачивания отца. Мальца забрали его отец, директор местной школы, и дед, железнодорожник-инвалид, оба ярые коммунисты. Помню, держат маленького Валю на руках, а я пытаюсь ему ботиночки поправить. Так он, наверное, испугавшись, что я собираюсь их отнять, как пнёт меня в нос!
 
В телячьих вагонах нас везли, казалось, всю жизнь. И вот выходим - Иркутск, Александровский централ (одна из каторжных тюрем дореволюционной России.Учреждена в 1873 г. – Ред.), ужасный холод.Мы в больших общих камерах, нары в два яруса. Молодых крепких мужиков нет -  только деды, бабки, женщины да дети.
 
Перезимовали мы в этом централе - и вдруг опять приказ: «Собирайтесь». И снова поезд. Привезли нас в Свободный - район Суражевки, посёлок Улон. Здесь жили в землянках.Здесь умер самый наш младший ребёночек: на отправке с Украины ему было два месяца, а в тюрьме он умер семимесячным. Не выжил ребёнок на казённых харчах.
 
Кстати, в тюрьмах я не видела, чтобы заключённых покойников кучами сваливали в одну яму. Каждому был свой гроб, но ставили их в большую общую яму - гроб к гробу. И нашему маленькому братику гробик принесли. А подобающе одеть его было не во что. Но у мамы было с собой её свадебное платье, а к нему газовый шарфик. Вот другие женщины в камере помогли маме сделать из него погребальную одежду для мальчика.
 
В Суражевке мы тоже провели зиму. Потом нас посадили на пароход и по Зее повезли до Норска в Селемджинском районе, а там ещё километров 300 всей толпой отмахали. Ночевали, где ночь застанет, прямо на голой земле. И вот в посёлке Утёсном мы встретились с отцом - почти год не виделись. Отец работал на покосе, он принёс нам оттуда гостинцы - сухие хлебные корки. К тому времени у отца все зубы выпали, у него в родове вообще с зубами плохо было, и есть он мог только мякиш, а корки засушивал - для нас. «Берите - это от зайца». Жили мы и здесь дружно, трудились как могли. Отец на покосах, ребятня собирала бруснику, грибы, рыбу ловили…
 
А в 1933 году умерла мама Юля. Какое-то дикое заключение врачи сделали - воспаление мозга. А у неё на самом деле, по-моему, киста лопнула - мама вся кровью изошла. Кровь пропитывала соломенный матрас насквозь и капала под кровать. И мама до последней минуты была в сознании - какое воспаление мозга?
 
Накануне маленькой Вере приснились красивый петух и наседка с цыплятами. И вдруг из-за горы налетел коршун, схватил наседку и понёс за гору. Квочка бьётся, вырывается - и коршун роняет её оземь. Утром Вера рассказала сон матери. Заплакала мама, а потом за три дня растаяла. Перед смертью попросила отца срубить деревце для креста на могилку. Утром чуть свет отец разбудил детей: «Пойдёмте с мамой прощаться».
 

Проклятое прошлое

 
- Жили в одном посёлке и вольнонаёмные, и «спецуги» - так называли высланных, - продолжает Вера Васильевна. - Особо нас не гнобили, пальцем не тыкали. Но с раскулаченной малышнёй дети вольных старались не играть в общие игры. Взрослым было запрещено держать ружья, так что охотиться они не могли. С девушками парни серьёзных знакомств не заводили. Вольным запрещали жениться на высланных.
 
Дорога нам в пионеры, комсомол, партию, даже на фронт в 40-е, была закрыта. Но в пионеры меня всё-таки приняли, а вот в комсомол брать уже не хотели: «Почему она своё прошлое скрыла? Пусть биографию переписывает!» И пришлось скрепя сердце написать - «дочь кулака».
 
Судьба продолжала испытывать семью на прочность. В 1937 году пошли массовые аресты. В посёлке сначала стали забирать местных хулиганов и драчунов, а дальше - всех подряд. Учительница истории в школе вещала: «Дети, вы не виноваты в грехах своих родителей – «там» во всём разберутся!» Но потом стали угонять людей таких категорий, как парторг, председатель сельсовета, директор рудника. В день угоняли по 20 - 40 человек, и никто из тех людей больше не возвращался. В кровавую первую партию попал дядя Веры – Аврам Шуляк. О нём почти ничего в семье не известно: выслали в Приамурье вместе с отцом, жил он где-то около Норска. Был Аврам Митрофанович расстрелян - и, что самое обидное, имени его в Книге памяти нет.
 
В общем, после массовых расстрелов даже историчка-трибун пожухла. Маленькая Вера так переволновалась, что ей приснилось, будто и её отца забрали. И вот шестого сентября 1938 года (запомнилась дата!) отца действительно забрали, дома остались семеро детей-школьников. Но директор школы не снял их с пищевого довольствия, хотя и понимал, чем рискует. Отца не было девять месяцев. О том, что произошло «там», Вера Васильевна знает мало: вроде пытались энкавэдэшники склонить отца к стукачеству - такая вербовка была делом обычным. Но отец стукачом не стал.
 
Прошлое не давало покоя даже после войны. Уже в конце 40-х по посёлку опять пошёл слух, что ссыльным скоро снова придётся собирать узлы на какие-то выселки. Неужели всю жизнь быть проклятыми? …И вот - в момент наивысшего отчаяния - к Вере пришла любовь. Ей сделал предложение фронтовик, вольнонаёмный шофёр Михаил. Вера сразу парня предупредила: «Я ссыльная» - «Ну и что!» - заявил парень и сразу этим её покорил.Муж и увёз её с опостылевшего Севера. Когда он собирался в Благовещенск, ему сказали: «Зачем тебе туда? Жена же ссыльная, а город - пограничный!» Но шофёр как рогом упёрся: «Ну и что!»
 

117-летняя ложка

 
- Я уже в возрасте поняла, как важно поддерживать связь со своей семьёй, со всеми родственниками. Помните Валю, трёхлетнего сынишку старшей сестры, который пнул меня ботинком в нос тогда, на станции, когда нас высылали в Иркутск? Племянника моего, который младше меня лишь на семь месяцев... Не думала, что снова встречусь с ним через 70 лет. Одна из моих сестёр в 1949 году с мужем была на Украине. Там же был и Валя - только что отслужил в армии на флоте в Мурманске. И вот ему родственники сказали: «К тебе тётка приехала». Они встретились,потом сестра вернулась к нам и рассказала мне про Валю. Я написала ему пару раз, но ответа не было.
 
И вот 1 мая 2004 года раздался телефонный звонок, да так громко - это был Валя! С тех пор тётка с племянником постоянно переписывались. Была памятная встреча: Вера Васильевна приехала к нему в гости, познакомилась с роднёй... Увы, Валентина больше нет на свете. Последнее, что он наказал детям: не теряйте связь с Верой Васильевной.
 
Но главное - Вера успела подарить Валентину семейную реликвию -  серебряную ложку отца. Это единственная вещь, оставшаяся от Василия Митрофановича. Этой ложке сейчас 117 лет. Ещё на его первую женитьбу молодым подарили дюжину ложек. Когда нужда прижала, 10 ложек отец продал, а две оставил - себе и второй жене. Вторая ложка потерялась после 1938 года, и осталась одна ложка - даже не потемнела от времени, правда, конечно, была погрызенная. Валентин с трепетом принял эту ложку и заявил, что в его семье это будет особая реликвия.
 

Досье

 
Вера Коробкова родилась 25 сентября 1926 года на Украине, в селе Кордышевка  Казатинского района Винницкой области. Работала счетоводом на множестве предприятий. В 1981 году вышла на пенсию. С 1991 по 2011 год возглавляла Совет ветеранов амурской строительной отрасли.
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)


Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Читайте также

Винни-Пух появится в полнометражной картине Disney

Повзрослевший Кристофер Робин вновь встретится с другом детства

Задай вопрос Распутину: в интернете «поселились» Николай II, Чуковский и Сталин

Исторические личности в соцсетях набирают популярность в рамках проекта «1917. Свободная история» с #проект2017

История Благовещенска: о ком говорят названия улиц

Портал 2x2.su выяснил, в честь кого были названы улицы города. Пять увековеченных фамилий
3

Мигранты vs благовещенцы: Кто лучше знает историю России?

Портал 2х2.su задал несколько простых экзаменационных вопросов коренным россиянам и приезжим иностранцам
4

5 страшилок краеведческого музея: НЛО в выставочном зале и велосипедист-невидимка

Корреспондент портала 2х2.su прогулялся по храму культуры в позднее время и выяснил, что таится за закрытыми дверьми
1

Сейчас на сайте

105 875

объявлений

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ