2x2 | Общество | Нина БОНДАРЕНКО: "Я фанатик на службе"

Нина БОНДАРЕНКО: "Я фанатик на службе"

Общество 13:36 | 6 декабря | 2011
Автор: Ирина ВАСЮКОВА, Р!

«На службе - я фанатик»

- Ваши родители работали в колхозе. Вы всю жизнь посвятили военному делу. У вас был личный пример?

- Я никогда не общалась с военными, но с самого детства была страшная тяга к погонам. Я очень хотела служить, хотела носить форму и нигде себя не видела, кроме как стать военной.

- Насколько я знаю, раньше женщины совсем не служили в армии…

- Да, это был 1977 год, и я очень хотела служить. Писала письма в различные инстанции, даже в Москву. И однажды из Москвы, даже уже не помню откуда, пришла бумага в Ивановский военкомат: «При наличии состояния здоровья призвать на службу в армию».

- И вы пошли служить?

- Не успела. Узнала, что в Благовещенске в милиции есть вакансии и рванула в город. Но мне отказали. Уходила расстроенная, но меня в дверях остановил дежурный и подсказал, что в тюрьму требуются сотрудники. И самое главное - они носят форму! Я возвращаюсь в отдел кадров и говорю: « Не уйду, пока вы меня не возьмете». И меня начали оформлять. На тот момент мне не было и 18 лет. В следственном изоляторе я отработала два года, после чего поехала учиться в Хабаровск, в среднюю школу милиции на следственное отделение. Мы там учились по высшей программе, без выходных с дополнительными занятиями. После чего наша группа поступила на третий курс высшей школы милиции.

- А как попали в ГИБДД?

- В колонии я отработала одиннадцать лет. После чего работала в милиции, три года в отделе дознания ГИБДД, а потому перевелась на кадро-воспитательную работу.

- А чем вас привлекала работа в МВД?

- Я фанатик на службе. Я отработала 32 года на военной службе и уволилась в 2008 году. И в трудовой книжке у меня только одна запись… Я очень люблю свою работу и с удовольствием носила форму. Меня очень редко ставили в усиление во время мероприятий или праздников, поэтому частенько спрашивала у коллег: «Кто хочет праздник отметить дома? Могу подменить!» И я забирала себе все праздники. Зато я встречаю Новый год со всем городом, а не дома в четырех стенах.

- У вас есть мечта?

- Она появилась еще, когда я служила. Мечта - прыгнуть с парашютом. Много раз уже собиралась, договаривалась, но обстоятельства не складывались. И хотя возраст уже не позволяет этого сделать, я пока не рассталась с мечтой.

В Чечню…

- В Чечню вы поехали добровольно?

- Когда я училась в Хабаровске, то написала рапорт на службу в Афганистане. Меня не пустили. Когда я вернулась работать в Благовещенск, то началась первая чеченская кампания. Я опять рапорт. А мне говорят: «Пока есть мужчины, ты туда не поедешь». И так каждые три-шесть месяцев, пока ребята меняли друг друга. В 2003 году в Чечню был направлен наш сотрудник на полгода, но по некоторым обстоятельствам вернулся раньше. И тогда предложили мне. Время на сборы - до утра. Я тогда поехала на 45 суток, а вернулась через пять лет.

- Почему вы рвались на войну?

- Я человек, который носит погоны, и если идут такие события, если наши мальчишки туда ездят, как я могу усидеть на месте?

- Чем занимались там?

- Первое время я работала в штабе Ханкалы, в секретариате. Все отряды, которые прибывали в Чечню со всей России, проходили через штаб. Мы принимали приказы, боевые выезды, распоряжения, мы были маленьким связующим звеном между подразделениями.

- Сложная была работа?

- График работы был, как говорят, ненормированный. Для нас не существовало ни дня, ни ночи. Мы не знали, какое сегодня число, отсчет времени шел месяцами.

- В чем суть вашей работы была?

- Моя должность звучала как «инспектор по режиму секретности». Это значит, что я принимала все входящие документы с грифом «секретно» и лично докладывала о них министру. Мы курировали райотделы: ездили, проверяли как там осуществляется режим секретности, учили работать. Не было такого уголка Чечни, где я не была…

Война и мир

- Получается, что после 45 суток вы продолжили служить?

- Да, я написала рапорт и осталась еще на полгода. После чего перешла на службу по контракту. И меня перевели в Министерство внутренних дел Чеченской Республики. И вся проблема была в том, что теперь я работала уже не со своими отрядами, а среди чеченцев.

- Это плохо?

- Просто первый месяц у меня было такое чувство, что я перешла на сторону врага. Психологически сложно было с ними работать. И все потому, что мы знаем, что там идет война, но вот про мирное население, которое устало от войны, забываем как-то. Например, у меня в сознании сработало именно так. И только когда я приехала туда, то сделала для себя сравнение: из одной комнаты ты переходишь в другую, из мира попадаешь в войну.

- Наверное, психологически сложно попасть из мира на войну?

- Да. И я поняла, что те, кто туда приезжают, должны быть психологически подготовлены. Ведь это очень резкий переход, от одной действительности к другой. Вот представьте картину: везде разруха, ты едешь по дороге, а тебе навстречу не машины едут, а танки или колонны БТРов. Привыкаешь долго. И спасибо моему командиру, который сказал: «Если бояться, то лучше сюда не ехать. Просто забудь про все и живи». И после этого я уже не оглядывалась на каждый выстрел, я просто там жила.

- Но все же, наверное, не стоит забывать и об опасности?

- Опасность- это натянутая пружина, как внутренняя струна. Но когда ты там находишься, ты этой пружины не чувствуешь. Но на войне осторожность все же есть: куда наступить, откуда могут выстрелить, где посмотреть, как пройти… И когда я вернулась через пять лет и уже здесь почувствовала, как эта пружина может сжиматься и разжиматься. Бывало, идешь по асфальту и вдруг трава… У тебя внутри что то срабатывает, ты напрягаешься… и смотришь под ноги - нет ли растяжки. А еще здесь я долго привыкала к фейерверкам… В 2003 году нас часто бомбили…

- А страшно не было?

- Было опасно. Вот, например, город разрушен, ты ходишь настороженно, но когда его отстроили и ты видишь, что руин-то больше нет, даже забываешь, что здесь идет война. Было такое время, когда начали отстреливать сотрудников МВД. Возвращаешься с работы часов в девять вечера по городу и не знаешь, с какой машины в тебя могут выстрелить. А однажды было страшно, когда первый раз начали бомбить. Потом тебе кажется, что все так и должно быть. Война же…  

- А что нравилось в вашей работе?

- Нравились знакомства. Отряды менялись каждые полгода, и получалось, что ты знаком со всей Россией. Очень интересно было наблюдать за общением мирных жителей. Я поначалу ко всем относилась очень настороженно. Вижу, идет женщина, а я думаю «А вдруг она шахидка?». Но постепенно я стала узнавать их с другой стороны, чеченцы очень интересный народ. Мне нравилось, что у них существуют традиции, несмотря на войну. У нас такого нет. Я тоже пыталась соблюдать их традиции - мои короткие юбки постепенно удлинялись, на людях в городе я носила платок - у меня их сейчас штук 40, а у них под каждую одежду свой красивый платок. Они так красиво его надевают… Однажды я решила выйти на рынок и надела длинную юбку, платок на стриженную голову (у них только опозоренная женщина может носить такую короткую стрижку)… Иду я, и тут мне кричат: « Здравствуйте, товарищ полковник!» Тогда я решила, зачем мне прятаться, и стала ходить в обычной для себя одежде.

- Что за одежда?

-Камуфляж был единой формой для всех.

- Как к русским относились чеченцы, мирное население?

- Сразу скажу, что относились двояко. Все вроде хорошо, а как что-то не так, так сразу «Чего вы сюда приперлись?!» Они на нас смотрели как на завоевателей, мы же на их территорию пришли. Но в принципе народ они гостеприимный. Например, в автобусе встречаешь своего знакомого и он считает за честь за тебя рассчитаться. Или в кафе совершенно незнакомые парни рассчитались за меня. Мне было тяжело к этому привыкнуть. У них человек, который приехал к ним - он гость. И они считают, что своего гостя им надо опекать. Например, если ты приходишь первый раз к ним в дом, ты без подарка не уйдешь. Ведь если с пустыми руками уйдешь, то для них это позор.

Война меняет ценности…

- Были ли там условия для женщин? Где мылись, что кушали?

- Первое, что делает отряд, когда приезжает - строит баньку и туалет. Мы мылись так: набирали нагретую воду и с ковшиком шли в небольшое строение из досок - мылись. И так до середины декабря. В баню ходили два раза в неделю. А если это зима, то мылись в своих вагончиках. Все пять лет вещи стирали в тазике. Питались мы за деньги в кафешках, где готовили чеченские женщины. Но все пять лет я не чувствовала, что мы живем вдали от каких-то условий, я не мечтала о цивилизации. Даже когда вернулась в Благовещенск, мне неуютно было, хотелось маленького закрытого пространства - только там мне было уютно.

- С вами много служило женщин?

- В Ханкале было три женщины. Потом, когда я уезжала, их уже было человек десять. Получается, чем более мирное наступало время, тем больше женщин по контракту приезжало.

- О чем жалеете?

 - Было бы мне чуть меньше лет, я еще раз туда поехала бы. Для меня трагедия, если слышу, что вот человек уволился в запас и только-только начал жить. Да не правда все это! Дали бы мне возможность вернуться на службу, я бы ожила. А вот на гражданке не могу себя найти. Нигде. Я уже три года как вернулась из Чечни. И мне до сих пор сложно привыкнуть.

- Почему?

- Там, на войне, другие ценности жизни, там на все смотришь другими глазами. Там ценность жизни - сама жизнь. Каждый год мне давали отпуск на месяц, и я приезжала домой. И здесь мне стало тяжело общаться с людьми. Я смотрю на них: у всех какие-то проблемы, но для меня это мышиная возня.

- Война изменила вас как личность?

- Сильно. У меня полностью поменялся взгляд на жизнь, на ценности, поменялось мое мировоззрение. Теперь ты истинными глазами смотришь на эту жизнь, какая она есть. Я стала сентиментальной, а ведь раньше почти невозможно было заставить меня плакать. Теперь я даже смерть незнакомого человека тяжелее стала переносить.

Здесь к смерти относятся легко

- Многие, кто побывал там, хотят вернуться обратно…

- Потому что там другая жизнь, все по-настоящему. А здесь - какая то игра. Там тяжело быть подлым, потому что сегодня ты к нему так, а завтра ему придется тебя прикрывать… Я бы тоже прямо сейчас уехала обратно, я там как рыба в воде…

- Приходилось стрелять?

- Я хорошо владею оружием и там ходила постоянно с ним, но за все пять лет в перестрелки попадала только два раза, и то стрелять самой не приходилось, слава богу.

- На любой войне смерть ходит по пятам. Вы «видели» ее?

- Я знала, что на войне убивают. Но однодело это знать, а другое - когда гибнут те, кто был с тобой рядом. Первая потеря друзей - это тяжело. Именно после этого окончательно понимаешь, где ты находишься.  

- Но, говорят, что человек может привыкнуть к чему угодно…

- Я хочу сказать, что здесь к смерти относятся очень легко. Для них это не такая трагедия, как для нас. Я поехала на похороны к парню в Райчихинск. И была удивлена - все восприняли его смерть спокойно. А я у меня была истерика - я вспоминала все эпизоды, когда вместе общались… Я смотрю и вижу, что люди на похоронах о чем-то о своем разговаривают… А мне хотелось кричать.

- Как сейчас относитесь к жизненным трудностям?

- Для меня их нет. Я ушла в себя, со старыми друзьями меня разделяет пять лет, а новых не нашла. Я одна и мне одной хорошо.

- Что цените в людях?

- Честность, порядочность и пунктуальность.

- Как отдыхаете?

- У меня есть машина и сады - земля для меня стала отдушиной. А еще люблю ходить в театр. За этот сезон (2010-2011 гг.) я посмотрела почти все, кроме «Ночи перед Рождеством».

- А кино смотрите?

- Я всегда любила фильм о Великой Отечественной войне. Мои любимые, которые я могу смотреть хоть каждый день - «Офицеры» и «В бой идут одни старики».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

667

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

106 610

объявлений

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ