2x2 | Общество | Детство, которого не было

Детство, которого не было

Общество 09:55 | 6 мая | 2011
Автор: Благовещенск

Но те страшные события и судьбы близких ей людей навсегда остались в памяти этой женщины.

Прерванные жизни

Молодость, красота, любимый человек и новая, еще никому не ведомая, только-только зародившаяся жизнь – из этих составляющих и складывается, пожалуй, то самое женское счастье. «Счастливая!» - говорят о таких. Наверное, и в свой адрес она не раз слышала: «Счастливая ты, Настя!» А молодая женщина лишь улыбалась в ответ…

Но в судьбу Насти в 41-м, как и в судьбы миллионов советских граждан, ворвалась война. Гул самолетов, свист снарядов и взрывы, от которых содрогнулась земля… – это было последнее, что запомнила она. А потом… потом наступила тишина. Навсегда.  

О трагически оборвавшейся жизни этой молодой русской женщины с красивым именем Анастасия я узнала от ее племянницы, нашей землячки Ефросиньи Шкарбан.

- Настя с мужем жила в Волгограде, - вспоминает Ефросинья Федоровна. - В сорок первом ее мужа, военнослужащего, перевели в Ленинград. Настя, несмотря на то, что ждала ребенка, поехала к нему. Шли первые дни войны. Под Ленинградом эшелон попал под бомбежку. Настя, как и большинство пассажиров, погибла. Сегодня на этом месте братская могила. Я никогда не забуду, как плакали бабушка и дедушка, как горевали моя мама и ее сестры. Настенька была младшей в их большой семье.

Оставила свой след война и в жизни самой Ефросиньи Шкарбан. Тогда, в июне сорок первого, закончилось ее детство. Закончилось, едва успев начаться. Маленькой Фросе Васюковой едва исполнилось пять, старшему брату Леше было восемь, младшей Зиночке – два.

Мамина любовь спасла

- Жили мы тогда в небольшом поселке под Смоленском, - рассказывает Ефросинья Федоровна. - Когда началась война, мама хотела уйти на фронт вместе с отцом. Она уже и гимнастерку получила. Думали, и на фронте будут вместе. Но в военкомате маме отказали, ведь на руках у нее было трое маленьких детей. Отец ушел на фронт, а мама, ей тогда было 27 лет, осталась с нами.

Детская память избирательна, эпизодична. Потому воспоминания тех, чьи детские годы выпали на тяжелое военное время, похожи на черно-белые кадры военной кинохроники. Разрозненными картинками всплывают в ней те или иные события. Свое повествование Ефросинья Федоровна то и дело прерывала: на глаза наворачивались слезы. Но каждый раз моя собеседница находила в себе силы продолжить.

- Никогда не забуду, как первый раз немецкие самолеты бомбили наш поселок, - говорит она. - Помню крик, шум, взрывы и страшный вой сирены. К нам в дом вбежал военный: «Мамаша, давайте скорее в бомбоубежище!» Он подхватил меня, у мамы на руках – Зина, а брат держался за ее подол. В бомбоубежище, где от разрывов на людей сыпалась земля, мать накрыла нас собой: «Убьет - так всех вместе».

Тревога за своих детей не покидала молодую женщину ни на минуту. Работая стрелочницей на железной дороге, Ксения Ивановна в ночную смену брала их с собой. Там, в будке обходчика, ребятишки коротали тревожные военные ночи.

- Однажды маме позвонили: «Ксения Ивановна, прорвался немецкий эшелон, его немедленно нужно пустить под откос. Переводите стрелки», - вспоминает Ефросинья Шкарбан. - В это время мы все трое спали в будке за печкой. Мама очень испугалась за нас. Но перевести стрелки она не успела: чуть раньше, на другом переезде, это сделала ее подруга Аня. Проснулись мы от страшного грохота - взрывались немецкие цистерны с горючим. Потом все стихло.

Линия фронта неумолимо приближалась к поселку, где жила семья Васюковых. Во время одного из налетов снаряд попал в их дом. В мгновение на его месте образовалась огромная страшная воронка. Ксения Ивановна решила вместе с детьми добираться в тыл, к своим родителям, в Соболевку, что в Калужской области.

- На станции, куда нас привезли вместе с другими эвакуированными, стоял санитарный эшелон. Вот-вот состав должен был отправиться на восток.  Мама стала просить, чтобы взяли и нас, - продолжила повествование Ефросинья Шкарбан. - Но в ответ услышала: «Не положено! Мы везем раненых!» Мама долго упрашивала солдата, плакала, но тот оставался непреклонным. Тогда она решила пойти на хитрость: спряталась за вагон, а мы стали громко плакать, кричать, что мама нас бросила. И военный не выдержал: «Ну заходите!» Так мы оказались в вагоне. Товарняк, переоборудованный под санитарный состав, был до отказа заполнен ранеными. Мы стояли посреди вагона, а с обеих сторон – от самого пола до потолка – раненые солдатики. До сих пор перед глазами стоит лицо одного из них, полностью обожженное порохом. Доехали до своей станции Добужа, дальше добирались пешком. В Соболевке нас встретили дедушка с бабушкой и три мамины сестры.

Немного помолчав, Ефросинья Федоровна добавила:

- Это она, наша мамочка, спасла нас. Если бы не она, не ее любовь…

Эта фраза, как молитва, еще не раз звучала на протяжении всей нашей беседы. Любовь и вера в победу помогли семье Ефросиньи Федоровны, как и всему советскому народу, пережить те тяжелые годы.

Со слезами на глазах

Одной большой наградой для всех стала Победа. «Праздником со слезами на глазах» вошел тот день в историю России, таким запомнила его и Ефросинья Шкарбан.

Девятого мая все население Соболевки собралось на железнодорожной станции Добужа. Встречали эшелоны, в которых возвращались с войны отцы и мужья, сыновья и братья. Была среди встречающих и мама Фроси. Ксения Ивановна вглядывалась в лица солдат в надежде увидеть его, единственного, родного, долгожданного, но… Отгремели залпы салюта, опустел перрон, пришло время возвращаться домой.

- Помню, мама пришла поздно, сильно плакала, - вспоминает Ефросинья Федоровна. - Отец не вернулся. И потом еще долго от него не было никаких известий, ни похоронки, ничего.

Почти год разыскивала мужа Ксения Ивановна, писала письма, ждала, надеялась. Наконец ответ пришел из Польши. Родные узнали, что в одном из боев отец был тяжело ранен, почти год пролежал в польском госпитале. Буквально с того света его вернула медсестра Мария, полька. Она и помогла разыскать Федору семью, несмотря на то, что к этому времени Мария успела полюбить русского солдата, и чувства эти были взаимными. Она так и написала его жене: «Это ваш муж. Любви не надо мне чужой». Вскоре Федор вернулся домой.

Радость встречи омрачало одно – Ксения долго не могла простить измены мужу. То и дело вспыхивали ссоры. Но все же любовь оказалась сильнее. После войны у Ксении и Федора родилось еще двое детей – дочь Галя и сын Коля. К этому времени семья Васюковых по переселению переехала на Дальний Восток в Амурскую область. Жили в Верхней Полтавке.

Мирная жизнь постепенно налаживалась, но война еще долго напоминала о себе. Обескровленная военным лихолетьем земля нуждалась в рабочих руках. Взрослые трудились, не зная отдыха, забывая о хворях и болезнях.

- Да и у нас, ребят, не было времени на детские забавы, - вздохнула Ефросинья Федоровна. - Учились, помогали родителям по хозяйству, работали на полях. Лишь иногда собирались мы на пустыре, играли в лапту. В войну только никогда не играли, боялись. Вот таким было наше детство. Вернее, его не было вовсе.

И все же и в их жизни были радостные, счастливые  мгновения. Воспоминания о них озаряли лицо рассказчицы светлой улыбкой:

- Какой у нас был выпускной! Как я тогда плясала! - Ефросинья Федоровна приосанилась и добавила чуть кокетливо: – На мне было красивое платье из штапеля, пышное, рукав «фонарик». Мама сама его шила.

На второе платье, тоже штапельное, но уже свадебное, Фрося зарабатывала сама, трудилась на колхозных полях.

- Сосватал меня сосед, Ваня Шкарбан. Свадьба веселая была, гуляли почти всем селом, - рассказывала женщина. - Мне сделали веночек, фату из тюля. А постель для молодых - матрасовка, набитая душистым сеном, которое меняли каждый день.


P. S.: В 1990-м ушел из жизни муж Ефросиньи Шкарбан Иван Федорович. На руках у женщины осталась мама, прикованная к постели тяжелой болезнью. Потом мамы не стало. Не стало человека, который дважды подарил им жизнь – в день их рождения и тогда, в сорок первом, когда мать вывезла их с охваченной военным пожарищем Смоленщины.

Ефросинья Федоровна ушла на пенсию, переехала в Благовещенск. Жила в двухэтажном бараке по улице Фрунзе. Печное отопление, отсутствие удобств – условия, прямо скажем, малоподходящие для пожилого человека с подорванным здоровьем. Однажды во время прямого эфира с президентом России Ефросинья Федоровна набрала указанный номер. Набрала так просто, надеясь на русский авось. Вдруг на том конце раздалось: «Москва вас слушает!»

- Я сначала растерялась, но потом рассказала об условиях, в которых мне приходится проживать, и попросила выделить комнату в доме ветеранов.

Спустя полтора года Ефросинья Федоровна получила ключи от квартиры. Здесь, в небольшой, но уютной комнате, и прошла наша встреча. Во время беседы меня не покидало странное чувство, будто в комнате, помимо нас, есть еще кто-то. С черно-белых фотопортретов на меня смотрели те, кого уже давно нет в мире живых: родители Ефросиньи Федоровны, муж и сын Ванечка. Это их образы постепенно, в ходе беседы, словно оживали. Ведь не зря говорят: человек жив, пока его помнят. Я бы добавила – и любят. Ефросинья Федоровна помнит и любит своих родных, своих близких. Да и как же иначе, ведь это ее жизнь, ее судьба. 

А ее продолжение – это девять внуков, пять правнуков. Одну из внучек Ефросиньи Федоровны назвали в честь Настеньки, погибшей в 41-м под Ленинградом. Пусть она, как и все мы, проживет долгую и счастливую жизнь. Жизнь, в которой не будет войны. Ее не должно больше быть. Слишком высокую цену за право жить под мирным небом заплатил наш народ.

Ирина Попова


Газета «Благовещенск» - Доступно о важном, интересно о главном!

Информационно-аналитический еженедельник. События недели. Городские акции, конкурсы. Вопрос-ответ. Конкурсы от редакции. Нормативно-правовая документация администрации города Благовещенска и городской Думы.

Редакция: 675000, Благовещенск, ул. Б. Хмельницкого, 20

Телефон: 20-19-34

Рекламная служба: 20-19-69, 20-19-30

По вопросам распространения звоните: 20-19-27

 

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

1117

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

104 274

объявления

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ