2x2 | Общество | Воспоминания благовещенцев - участников войн и боевых действий

Воспоминания благовещенцев - участников войн и боевых действий

Общество 10:20 | 22 февраля | 2014
Автор: Благовещенск
Статья «Без страха и упрека» из номера «Благовещенск» №7 от 21 февраля 2014
Воспоминания благовещенцев - участников войн и боевых действий
Молодыми парнями они смело вступали в самые страшные бои, беспрекословно слушаясь приказа. Без страха и оглядки назад, пугая своим мужеством вражеские армии.
 
Кого, как не этих мужчин, можно назвать настоящими защитниками.
 
Иван Крошка, ветеран Великой Отечественной войны:
 
- В армию меня призвали в 1942 году, когда еще и 17 лет не исполнилось… Три месяца отучился, потом - распределение по частям. Меня направили в 40-ю стрелковую дивизию. Чуть позже я подал рапорт в танковое училище, сдал экзамен, но закончить учебу так и не удалось: 1943 год, на фронтах тяжелое положение, необходимы добровольцы. И я решил стать одним из них. Направили меня на Ленинградский фронт, с него-то все и началось. Прибыли на место назначения, меня спрашивают: «Вы из танкового? А в артиллерию пойдете?» - «Конечно, отвечаю, я знаком и с артиллерией, пушки-то на танке стреляют». Так и попал в 6-ю артиллерийскую бригаду прорыва резерва Главного командования.
 
Когда началось освобождение Ленинграда, мы пошли в наступление, прорвали оборону Ленинграда, позже освободили город Гатчин. Затем двинулись в Прибалтику, освободили Эстонию, Латвию… Тут приказ из Москвы - нашу дивизию передать во Второй Белорусский фронт. Перебросили нашу часть под Польшу, мы заняли оборону, но немцы нас дальше не пускали. Застряли мы там надолго - с октября по январь на плацдарме простояли. Наша дивизия участвовала только в прорывах: нет продвижения, нужно расчистить - мы идем. У нас-то вся артиллерия - и пушки, и гаубицы, и «катюши»… По 150 - 160 стволов было только на один километр, а сколько их всего - и не сосчитать. 11 января - долгожданный прорыв! Мы успешно продвигались вперед, вошли в Польшу, и снова задание - освободить Варшаву. 17 января задача была выполнена!
 
Уже в составе Первого Белорусского фронта в апреле 1945-го мы взяли направление на Берлин. В четыре утра, накануне наступления, на передний край фронта выставили порядка тысячи прожекторов и резко зажгли все разом. И тут же с шумом и треском пошли наши танки, загремела артиллерия! Такого еще не было! Мы ослепили и напугали немцев до жути! Они выбегали из траншей прямо в кальсонах, вскочив от неожиданности и не успев одеться. Оборону мы прорвали…
 
Когда пришли в Берлин, увидели, насколько он укреплен. Каждый дом, каждый этаж - оборонительная точка. Бои шли за каждую улицу, за каждое здание, за каждый подъезд. Тяжело было. Дома у них такие… толщина стен в полтора метра. Что для них легкое оружие? Выручали саперы: закладывали взрывчатку и подрывали. Только так… Как бы тяжело ни было, мы взяли Берлин.
 
Уже объявили победу, но небольшая цитадель, находившаяся в 40 км от Потсдама, до сих пор держала оборону. Внутри крепости находилось около двух тысяч человек. Наши предлагали им сдаться, выслали парламентера - ни в какую. Третий раз на переговоры пошли с ультиматумом: не сдадитесь - пойдем на вас с оружием. Только после этого открыли ворота.
 
Никогда не забуду День Победы… В этот день мы находились в Берлине возле здания рейхстага. Народу тьма-тьмущая, все хотели увидеть, прикоснуться к тому, к чему мы шли всю войну. Каждый - кто штыком, кто лопатой - пытался оставить надпись на стенах. Я взял кирпич и с трудом, но все же вывел на серой бетонной стене: «Иван Крошка. Дошел до Берлина».
 
Владимир Ковалев, ветеран советско-японской войны 1945 года:
 
- В 1944 году я окончил восьмой класс, и меня, 17-летнего парня, призвали на службу в Военно-морской флот, в Амурскую краснознаменную военно-морскую флотилию. Первые шесть месяцев мы изучали боевую подготовку и корабельное дело, я попал в штурманскую часть и учился на рулевого и сигнальщика.
 
Закончилась война, подошла к концу и наша учеба. Ребят, в том числе и меня, распределяли на суда нашей флотилии. Я попадаю на корабль ЭПРОНа - экспедиции подводных работ особого назначения, а проще говоря - на корабль-спасатель. Их всего в нашей флотилии было два, вот на один из них меня и распределили…
 
Мы осваивались на судах, практически применяли полученные знания - и вдруг нам дают команду: отправиться в поход с бригадой военных кораблей как сопровождение. Всю ночь 8 августа мы двигались к месту, а наутро нам объявили, что началась война. Ни один из нас не испугался, наоборот, мы воодушевились тем, что идем защищать границу, защищать Родину. В наших душах загорелся истинный патриотизм!
 
Военные корабли начали бомбить вражеские береговые укрепления, а мы двигались за ними. Наш корабль-спасатель тоже вооружен, во время боевой обстановки меня даже назначили наводчиком на одном из орудий. Но я ни разу из него так и не выстрелил… Основная наша задача была - десантировать солдат и перевозить военнопленных. Их много было… Пленных японцев отправляли на лесозаготовки, давали самую тяжелую работу. Дисциплина среди них была жесткая. Японские офицеры продолжали командовать теми, кто младше по званию, даже плетьми били… Даже позднее, в 1946 году, когда наш корабль ремонтировался в Хабаровском затоне, я порой наблюдал за японцами, работающими в деревообделочном цехе: если кто-то вдруг медлил и тормозил работу, его сразу же погоняли ударом плетки…
 
Во время боевых действий японцы всячески пытались остановить наше движение по реке Сунгари, по берегам которой шли ожесточенные бои. Однажды слышим команду: остановиться! Наш корабль продвигают вперед. Что случилось, в чем дело? Оказывается, японцы сбросили на воду лес, чтобы преградить путь нашим судам. Пришлось нашему кораблю прочищать проход, чтобы открыть боевым кораблям путь дальше.
 
Наши солдаты погнали японцев к югу, а мы отправились назад, собирая по пути трофеи - японские корабли, катера. По существу, наша деятельность была закончена. Подошла к концу и моя боевая служба.
 
Когда узнали о победе, радости и восторгу не было предела! Уж насколько строгая дисциплина на кораблях, но в честь такого события для нас даже сделали некоторые послабления - ребят отпускали на берег, в порту гулянья устраивали, вокруг царила радостная и торжественная атмосфера.
 
Андрей Пивиков, ветеран Афганской войны (с 1987 по 1989 г.):
 
- В Афганистан летели из Ташкента, с военного аэродрома Тузель, на большом транспортном самолете Ил-76. Нас было человек двести, не меньше, из разных учебок, все молодые парни… С моим земляком из Прогресса Сергеем Сытником мы забежали в самолет самыми первыми, поэтому удалось занять места у иллюминаторов, их было всего два в передней части самолета - справа и слева. Где-то через полтора часа начали приземляться. И первое, что я увидел, - четыре кружащих под нами вертолета. Каждая посадка самолета в Кабуле, столице Афганистана, - это целая операция. Взлет и посадку самолетов с бойцами вертолеты прикрывают своими бортами. В самолете вместе с экипажем нас порядка 250 человек, в вертолете - от силы трое. Если душманы пустят ракету, удар на себя принимает вертолет, и потери, соответственно, минимальны. С самых первых минут понимаешь, куда ты попал…
 
Мне, как и многим другим ребятам, было 18 лет. Мы тогда смутно понимали, для чего все это нужно, не выстраивали цепочки из политических событий, а просто делали свое дело, беспрекословно выполняли приказы. Знаете, когда мы были в учебке, это казалось дико тяжелым. Но когда прибыли в Ташкент и посмотрели на «конвейер» - дембеля возвращаются, молодые уезжают, тут же закрытые гробы с погибшими молодыми парнями… Тогда и пришло осознание того, что учебка - это «пионерский лагерь» по сравнению с тем, что происходит в Афганистане, по сравнению с настоящей войной…
 
Через три месяца службы меня представили к награде. В то время мало кого награждали, на подразделение дали всего три медали. Командир роты решил распределить их таким образом: из каждого призыва наградить самого лучшего солдата, из нашего - ротный выбрал меня. Некоторые старослужащие такому решению были не рады: они-то здесь давно, а до сих пор без награды…
 
Когда я увидел свой наградной лист, то не спал всю ночь, хотя мы тогда жутко не высыпались… Это оказалось для меня таким событием, в которое поначалу даже не верилось. Выстраивались параллели: у моего деда-фронтовика - медали, я домой вернусь с медалью.
 
Служба давно прошла, но в горах Афганистана осталась часть меня, часть души, не считая восьми килограммов веса, половины нервов и здоровья.
 
Владимир Швырев, ветеран советско-китайского пограничного конфликта на острове Даманский (1969 год):
 
- Прямо с учений нас, молодых ребят-срочников 135-й мотострелковой дивизии, развернули, сообщив, что на границе в районе острова Даманский идет бой с китайской армией.
 
На место мы прибыли 2 марта. Первый бой на себя приняли пограничники, а мы встали в оборону. Жили на морозе, палаток не было, спали на металлической поверхности танков. Костер разводить нам строго запрещали, сначала питались сухим пайком, чуть позже нам стали подвозить горячую еду. Наши танки постоянно стояли на подогреве - мы в любую минуту готовы были ринуться в бой, но приказа не было. Через несколько дней, 8 марта, нас отправили в свои части, а ночью 14 марта по боевой тревоге мы снова двинулись на остров.
 
Пограничники не справлялись, их было слишком мало. Но пускать на остров Советскую армию долгое время не хотели, ведь тогда бы пограничный конфликт сразу же превратился в войну, сообщения о которой загремели бы на весь мир. Хотя с китайской стороны в бой вступали регулярные войска, но у нас Москва молчала… Только когда китайцы подтянули к берегу свои войска и начали готовить атаки, несмотря на отсутствие распоряжения из столицы, командующий округом решил вести войска в бой. Иначе бы все было потеряно…
 
 
Ветераны боевых действий на о. Даманский (слева направо): Юрий Кондратьев, Анатолий Зоркальцев, Владимир Швырев

 
По китайским расположениям нанесли массированный артиллерийский удар изо всех видов оружия. После в атаку пошли мотострелки вместе с пограничниками. Три раза китайцы предпринимали контратаки, советские бойцы их все отбили. В этом сражении впервые использовались секретные на тот момент реактивные системы залпового огня «Град», которые уничтожили большую часть китайских ресурсов…
 
Бой был тяжелый. Но все, кто принимал в нем участие, проявили истинное мужество, никто не пошел назад, никто не покинул поле боя. Это настоящий героизм…
 
Вражеская армия была не в силах продолжать бой. Китайцы увидели, как отчаянно и геройски бьются советские солдаты, и поняли, что идти против нас бесполезно. Хотя превосходство китайской армии над нашей было огромным. Взять хотя бы пограничников, которые приняли на себя бой 2 марта: 50 наших ребят против 300 с лишним китайцев. Тогда нам, 18 - 19-летним парням-срочникам, не было страшно, мы смело выполняли приказы. Страшно теперь, спустя много лет, когда вспоминаем горнило той войны…
 
На следующий день на поле боя направили группы разведчиков и пограничников. Не страшась огня, они вывозили раненых. Китайцы тоже старались своих раненых и погибших солдат не оставлять на острове, чтобы их не фотографировали и нигде потом не показывали…
 
Сражение длилось один день, погибли 58 человек, ранены были 94 человека. Сейчас все участники битвы на Даманском приравниваются к участникам Великой Отечественной войны, им полагаются те же льготы… Правда, об этом многие из нас узнали спустя не один десяток лет. Мы ведь давали расписки, обещая не разглашать военную тайну. По документам - мы прошли только срочную службу, и ни слова - о боевых действиях. Лично я молчал больше 40 лет - ни слова не сказал о том, как я на самом деле проходил срочную службу, даже самым близким людям.
 
Когда узнал о полагающихся льготах, начал искать документы, подтверждающие, что я являюсь участником событий на острове Даманский. Времени ушло немало, но правды я все-таки добился. Позже решил найти амурчан-даманцев, чтобы помочь им восстановить справедливость. Через друзей и знакомых потихоньку находим друг друга - уже порядка двухсот человек отыскали. Доказывать, что человек действительно воевал на Даманском, - дело сложное и долгое… Приходится по всей стране искать свидетелей, делать запросы, посещать суды один за другим. Радует, что наша работа приносит плоды - за два года удалось сделать документы двадцати ветеранам.
 
Евгений Шестаков с 2004 по 2009 год по контракту служил в Чеченской Республике, участник вооруженного восстания в Южной Осетии:
 
- В Чечню я попал, еще когда «срочку» служил, потом заключил контракт - и снова туда. В 2008-м, когда начались операции в Южной Осетии, направили в Грузию…
 
Грузия начала агрессию против Южной Осетии 8 августа 2008 года. В этот день наша рота собиралась на учение во Владикавказ. Взяли оружие, собрались…Утром приказ - учения отменяются, нас отправляют в Цхинвал, на границу с Грузией. Сутки мы были в пути, приехали ночью. Проехать было невозможно: мирное население выезжало, военные, наоборот, заезжали… Наконец остановились, в машинах переночевали, а утром, еще не успели умыться, слышим - летит самолет, за ним другой, кружат над нами. Нас предупреждали, что возможны бомбовые удары со стороны авиации. Кто-то закричал рядом: «Воздух! Воздух!» По правде говоря, я сначала даже не понял, что происходит. Тут самолеты начали нас бомбить… Мы бросились к нашим бэтээрам, загнали их в лес, чтобы спрятать. Позже узнали, что грузинский самолет был сбит нашим истребителем.
 
Однажды нам пришлось наступать на врага, сказали, что он будет выходить с одной стороны, а мы должны были его с другой добивать. Когда двигались к месту, узнали, что у грузин десять танков. А у нас десять бэтээров - что это против танков? Сожгут нас, даже не заметят… Переживали, конечно, но никто не испугался, не сдал назад. Как оказалось позже, грузины побросали танки заведенными, чтобы нагнать страха, а сами убежали. Вот так получилось: дали задание, которое казалось нереальным - ну как против десяти танков идти? Но приказ есть приказ: шли вперед, несмотря ни на что…
 
От всей редакции газеты "Благовещенск" поздравляем наших собеседников и всех, кто стоит на защите нашей Родины, с Днем защитника Отечества! 
 
Мы гордимся вами!
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)


Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Читайте также

Жертвами обстрела российского госпиталя в Сирии стали две медсестры из Биробиджана

Начальник госпиталя поехал в Москву за телами. Дальневосточниц похоронят на малой родине 8 и 9 декабря

Российский медик погибла в Сирии во время ракетного обстрела госпиталя

Минобороны возложило вину за смерть медсестры на США, Великобританию и Францию, военные которых могли сообщить боевикам координаты российского госпиталя 

СМИ: В России построят самолет, вооруженный лазерной пушкой

Оружие будет установлено на самолет A-60, утверждает британский таблоид The Sun

Опрос: почти половина россиян опасается третьей мировой войны из-за Сирии

А более 50% жителей РФ положительно относятся к нанесению ударов российской боевой авиации по боевикам

Ученые: питьевая вода может стать причиной Первой ядерной войны

Из-за изменений климата в бассейне реки Инд может образоваться дефицит воды. Он приведет к конфликту между Индией и Пакистаном
1

Сейчас на сайте

106 911

объявлений

Опрос
Сколько готовы потратить денег на новогодние праздники?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ