2x2 | Общество | Александр ТИХОМИРОВ: "Награды – это мишура, хотя и приятная"

Александр ТИХОМИРОВ: "Награды – это мишура, хотя и приятная"

Общество 14:12 | 6 июля | 2011
Автор: Анжела Тараярова

Награждение прошло 4 июля в Харбине в  музее русского искусства Лю Минсю. Четыре художника – три китайских и один российский – получили почетные звания академиков Академии художеств мира, а наш Александр Тихомиров – Орден искусства планеты в номинации «Художник года» за выдающиеся профессиональные достижения в области живописи, вклад в расширение возможностей плодотворного сотрудничества и активную работу по реализации инновационных проектов в сфере культуры.

– Открывал выставку и вручал награды президент Академии художеств мира «Новая эра», заслуженный художник Чувашской Республики, действительный член Международной Гуманитарной академии «Европа-Азия» (ЮНЕСКО) Анатолий Силов, - рассказывает наш знаменитый земляк, художник Александр Тихомиров. - Награждали очень мощных художников. Это председатель Союза художников Китая из Пекина Лю Давей, основатель в Гохуа искусства льда и снега Люй Джасуе и основатель Музея русского искусства Лю Минсю, председатель Союза художников России, действительный член Российской академии художеств, который здесь получил звание почетного члена Академии художеств мира "Новая эра", лауреат Государственной премии России Сергей Горяев. Вместе с моими работами на выставке экспонировались картины московских художников, академиков "Новой эры" Юрия Попкова, Александра Смирнова, которые, к сожалению, не смогли приехать в Харбин.

- Как вам кажется, орден в номинации «Художник года» станет для вас венцом творчества или же есть к чему еще стремиться?

– Здесь ответить может только Бог. У Льва Толстого есть рассказ, где он проводит интересную мысль: «Жив человек любовью, жил человек любовью и не знает, что с ним будет через секунду». Поэтому трудно сказать, что будет дальше. А с точки зрения предела возможностей, то для Бога и человека их нет. Если мне отмерено много жизни, если я буду работать, то все в этой жизни еще может случиться. И награды, и, наоборот, гонения – частые явления в жизни художника. Так было с Рембрандтом. Сначала – пик славы, а потом вдруг раз – и появились проблемы, в итоге которых он умер в нищете. Одному Богу известно, как дальше будет. А пока все хорошо, вроде белая полоса.

- Александр Евгеньевич, как вам удалось прийти к череде белых полос? Ведь обычно жизнь дает людям лишь черные и в этом не отличается разнообразием.

– Они когда-то были черными, потому что большинство людей очень эмоционально воспринимают трудности, неудачи, удары судьбы. Сейчас же я не воспринимаю каждую новую проблему как черную полосу. Сейчас я понимаю, если Всевышний ставит препятствия, новые задачи – пусть они и будут протекать трудно и с болью, – то тем дороже я буду воспринимать какие-то успехи. И будет так потому, что каждый из них удастся мне дорогой ценой, потом и кровью. Так что я уже не рассматриваю черные полосы как собственно черные.

- Похоже, предмет отображения вашего искусства – Бог – занимает одно из важных мест в вашей жизни?

– Я бы даже сказал, главное. Ведь если глубоко вникнуться и прочувствовать Бога, то окажется, что он – это абсолютно все. Он и  земля, и воздух, и энергия, и любимые или нелюбимые. Где-то что-то не так пойдет, и начинаются столкновения. Но и конфликты с трениями происходят тоже по воле Божьей. Просто надо каким-то образом искать компромисс между своими эгоистическими и альтруистическими моментами.

- Как вам удается сохранить веру и забывать о сомнениях, когда вокруг много людей, называющих себя атеистами и провозгласивших тем самым новое божество – свою совесть?

– Бог – это не только дух, но еще и материя. Наша способность творить дана Творцом. Если Бог дает человеку ношу, то делает это соразмерно с его способностью вынести препятствие. Бог знает, когда погладить по голове, а когда – ударить. Все награды, врученные мне, по большому счету можно назвать поглаживанием по голове. Ведь работается не для этого. Я работаю, потому что люблю оконопись, Бога и хочу прославить Его имя и Отечество. В ответ на мое прославление Его имени происходят схожие моменты в моей мирской жизни. Награды – не самоцель. Это по большому счету мишура, хотя и приятная. Не буду же я в этом щеголять по улице. Появилась награда – сложил в стол. К выставке помещу их на витрине. Но самое-то главное – то, что стоит на полках, т.е. работы, которые можно выставлять, продавать или дарить. Тогда эти картины становятся частью чьей-то души. Они же живые, а потому помогают и мне, и другим людям, т.е. идет обратная связь.

- Михаил Булгаков устами Воланда говорил следующее: «Рукописи не горят». Как вы считаете, картины художника Тихомирова  надолго останутся в памяти людей?

– Эти слова вложить бы в уста Всевышнего. Есть в Библии подобные вещи. Вообще, все, что запечатлено в плотной материи, запечатлевается и в тонких, на небе. Ведь рукописи – это идеи, мысли. Они становятся «сгустками» творчества, поэтому не могут сгореть, а хранятся в общей копилке прекрасных творческих моментов.  С этим я согласен на 100 процентов. Что касается моих работ, то они приходят с неба и уходят туда же…

- Может ли оконопись стать частью массовой культуры?

– Всегда должен быть очень широкий спектр культуры - от массовой до высокой. Этот «веер» необходим, потому как «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Иными словами, есть вещи, необходимые не очень образованной части населения. А есть – нужные тем людям, которые хотят быть «продвинутыми». Поэтому я не отвергаю массовую культуру как таковую, потому что это будет ханжеством. Существуют вещи, жить без которых невозможно. Другое дело - к чему они относятся: к искусству, творчеству или просто к ремеслу. Здесь грань трудно уловимая. Поэтому то, что делаю я, что дал мне Бог, развивается в контексте иконописи, а именно в контексте традиций, канонов и новых технологий. Это нужно для правильного восприятия предмета с точки зрения  современного XXIвека. Не бывает так, чтобы одно и то же явление жило из века в век и никак не трансформировалось. Люди начинают мыслить по-другому. Нужно выявить суть, а она есть пришествие во плоти Святого духа. То есть Бог посетил нас и этим светом искупил наши грехи. Как это передать? Сейчас, в веке XXI, в этом помогают мне доски. Не хочу творить повторами по старому клише. Не будет современный человек это воспринимать всеми фибрами души. Поэтому нужно движение. Я сделал это движение в сторону оконописи. А потом уже появятся вторые, третьи, пятые художники, которые по-новому преобразует иконопись для полного восприятия современностью.

- Оконопись – искусство, которое обывателю кажется сложным для понимания. Значит ли это, что предмет ее изображения - Бог потерял свое значение в глазах людей?

– Дело в том, что за всю историю человечества Бог не раз приходил на эту землю. Когда-то он приходил Буддой, когда-то Христом. И было еще очень много Мессий, воскресений Божьих. По эзотерической традиции считается, что и Пифагор, и Дионис, и Моисей, и Аллах, и Христос – это все свет Божий, сошедший туда, где наступала тьма, где люди теряли ощущение божественного. Поэтому сейчас очень много столкновений. Кто-то думает,   мы правильные, только здесь истина. А она может совсем от них далеко или же ее вообще не было. Оттого, что в современных людях сейчас есть сомнения, популярность Бога намного уменьшилась. Атеизм же, напротив, усиливает свои позиции, потому что быть неверующим гораздо легче, чем верующим. «Я есть и всё», – думают многие и «накачивают» свое эго. Но мне кажется, что когда-нибудь мы будем вынуждены снова возвести в популярность Всевышнего, Творца. Иначе без любви погибнем мы все.

- Как вы пришли к оконописи?

– В один момент я понял, что без Бога я ничто. Он дал мне все – жизнь, родителей, жену, детей, Родину, способность дышать. И я понял, что это основа, на которой все строится. Если это выкинуть, то смысл жизни теряется. Я монументалист по образованию…. Станковые картины, пейзажи, натюрморты, портреты… До девяностого года я рисовал станковые работы и делал монументальные объекты. Потом постепенно оконопись вытеснила прочие техники.

 Первая картина была написана не оконописью как таковой. Была ставня, на которую я прикрепил махаона. И вдруг это оказалось таким естественным и прекрасным, что запомнилось надолго. И уже потом пришел сон, в котором мне оконопись была дана, и я написал первую работу «Иоанн Предтеча». А потом работы пошли одна за другой. А все началось с махаона. Настолько это было естественно, красив рисунок доски… А идею рисовать на досках подсказал один питерский художник. Он собирал доски, обрезал края и полировал… - использовал их как классические иконы. Для меня оконопись впоследствии стала концепцией, а он использовал ставни для традиционных икон. И мы с ним подружились. А когда разбирали один деревянный дом, один ставень я взял, прикрепил махаона. А через какое-то время пришел вещий сон, – продолжает Александр Евгеньевич.

- Что вдохновляет вас на написание новой картины?

– Это доска. Каждая несет в себе информацию, и я только должен ее с доски считать. Там есть и Всевышний, есть все сюжеты, и информация. Та, которая со мной сегодня будет «говорить», откроется - тот сюжет и напишу. Они стоят в мастерской. Я одну посмотрю, вторую, третью… Выберу и начну работу. У меня их в мастерской где-то около сотни. Привозят друзья, звонят, сам езжу за ними. В основном привозят из Благовещенска. Где-то квартал рушат - их собирают, или люди берут мои телефоны, звонят и предлагают подъехать, забрать. У меня друзей очень много и они следят за тем, чтобы доски всегда были.

- В вашем окружении достаточно творческих людей - как художников, так и актеров. По какому принципу они выбирают картины в подарок себе и своим друзьям?

– По-разному бывает. Где-то я вижу, где-то человек сам выбирает то, к чему лежит его душа. Каждый выбирает по ощущениям. Как я смотрю, какая доска со мной разговаривает сегодня, так и они: смотрят на картины, а потом вдруг от одной из них «пошел контакт», и они берут ее. Здесь важен  тонкий энергетический уровень, а не визуальный.

О своих планах художник не любит много говорить. Единственное, что удалось узнать - это мечта о выставке в Ереване. Но и о ней Александр Тихомиров указывает вскользь. «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах», – с улыбкой произносит Александр Тихомиров.

А ведь он прав…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

1276

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

105 846

объявлений

Опрос
Сколько готовы потратить денег на новогодние праздники?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ