2x2 | Общество | Александр ДВОРКИН: «Ситуация с сектами в Амурской области почти критическая»

Александр ДВОРКИН: «Ситуация с сектами в Амурской области почти критическая»

Общество 22:15 | 21 мая | 2012
Автор: Анна Лиманская, специально для портала 2x2.SU

- Есть ли в Амурской области секты?

Александр Дворкин, профессор, религиовед: Есть. Мы в Амурской области в первый раз, но, конечно, отслеживали, мониторили, и ситуация тут очень тяжелая, почти критическая. Я могу сказать слово «секты», я готов его отстаивать. В первую очередь, здесь развито неопятидесятничество. По моей оценке, это сектантское тоталитарное движение на сегодняшний момент самое распространенное и самое многочисленное движение в России и особенно на Дальнем Востоке.

Неопятидесятники сами себя так не называют – так их называют религиоведы, ученые. Названия у этих сект могут быть разные. У вас самая известная неопятидесятническая секта – это «Новое поколение».

Александр Корелов, адвокат: Неопятидесятнические секты в большинстве своем применяют незаконные методы психотерапевтического воздействия на людей. Если вы посмотрите записи неопятидесятнических служений, то вы увидите то, что по оценке специалистов является классическим примером эстрадного гипноза.

Александр Дворкин: Ситуация в Амурской области тяжелая, потому что очень большое количество сект и людей, пострадавших от сект. В этом, в том числе есть и наша ответственность: в силу ряду причин епархия раньше этой проблемой не занималась – просветительской, социальной работой. Многие люди, которые хотели бы найти ответы на свои вопросы, были вовлечены совсем в другие организации, с другими целями и задачами.

Цель нашего визита – просветительская, это мероприятие в рамках Дней славянской письменности и культуры. Мы придерживаемся принципа, что лучший способ выйти из секты – это туда не попадать.

Характерная особенность сект в том, что они привлекают к себе при помощи обмана, ложной информации, умолчаний. Если бы люди знали всю правду о том, что происходит в сектах, о том, что с ними может произойти в сектах, то никогда по своей воле туда бы не пошли. Если бы секты решили говорить о себе всю правду, как есть – представим такую невероятную ситуацию –, не было бы претензий, но тогда бы у них людей не было, мало бы кто согласился туда пойти.

Задача нашего визита – рассказать людям о том, что происходит в сектах помимо той глянцевой картинки, которые сами секты о себе дают, чтобы у каждого человека была бы возможность выбора. Мы за свободный выбор, мы не хотим навязывать никому тот или иной выбор – в отличие от сект. Неотъемлемый признак свободы выбора – полнота информации. Чем больше у человека информации, тем он более свободен в своем выборе. Наша задача – донести эту информацию, а дальше человек пусть сам думает и выбирает, но главное, чтобы сам.

Мне журналисты часто задают вопрос: «Расскажите, как вы боретесь с сектантами». Я не борюсь с сектантами, я борюсь с сектами за сектантов, потому что сектанты – это наши сограждане, это наши братья и сестры, которых обманули и вовлекли в человеконенавистнические организации. Мы против этих человеконенавистнических организаций, но мы за каждого человека.

- А какова конечная цель вашей деятельности? Мир без сект?

Александр Дворкин: Конечная цель – дать каждому человеку возможность думать и выбирать, то есть помощь людям. Весь мир без сект – такого, наверное, никогда не будет. Спросите, какая конечная цель деятельности правоохранительных органов – весь мир без преступности? Теоретически да, но реалистически такого не бывает, сколько существует человеческое общество, столько существует и преступность. Но есть общества, в которых преступность под контролем и существует минимально, а есть общества, где криминальный беспредел. Наша задача – чтобы не было у нас сектантского беспредела.

- Какие еще опасные секты, помимо неопятидесятников, есть в Амурской области?

Александр Дворкин: Мы только что приехали, давайте поработаем три дня – тогда будет ясно, какие секты у вас наиболее активно действуют. Если говорить по Дальнему Востоку, по численности на первом месте – неопятидесятники, на втором – Свидетели Иеговы. Сайентологов по численности не так много, но по влиянию и по возможностям они тоже на одном из первых мест. В Хабаровске очень активны кришнаиты и различные псевдовосточные культы. Активно действуют неоязыческие секты – всевозможные нативисты, которые пропагандируют возрождение дохристианских славянских верований. Мормоны – сейчас, правда, их меньше, в связи с изменением иммиграционного законодательства, но они тоже проявляют заметную активность.

И, конечно, целых два пласта сект, от которых сейчас особенно страдают люди – это коммерческие культы, которые действуют под видом многоуровневых пирамид, сетевого маркетинга, и психокульты, которые действуют под видом тренингов и семинаров личностного роста. Они часто смыкаются с неопятидесятничеством – используются те же методики, идеология процветания, визуализация.

- Недавно Следственный комитет России признал сектантской организацию «Преображение России», которая якобы занимается реабилитацией наркозависимых и алкозависимых людей. Эта организация была ликвидирована, но они до сих пор действуют в Благовещенске – под названиями «Матери против наркотиков», «Инициатива».

Александр Корелов: Проблема мимикрии сект, когда секты меняют свое название или организационно-правовую форму, существует не только в нашей стране, но и во всем мире. Реальных правовых механизмов борьбы с этим явлением еще нигде не выработано. Хотя вопрос о том, что необходимо ограничивать не только деятельность юридического лица, в рамках которого функционирует эта секта, но и деятельность физических лиц, поскольку руководителями сект, как правило, остаются те же самые люди.

Реабилитация наркоманов, конечно, требует определенного правового регулирования, поскольку понятие реабилитации – это медицинское понятие. Полноценное лечение наркоманов, как признают и юристы, и медики, должно включать в себя три этапа: первый - медицинское обследование и лечение в рамках стационарного медицинского учреждения, второй - психиатрическая и психическая реабилитация наркоманов, и только на третьем этапе возможна социальная реабилитация, когда людей постепенно возвращают к нормальной жизни в обществе.

На сегодняшний день опасность такого рода сектантских организаций в сфере реабилитации наркоманов заключается не только в том, что эти организации чаще всего добавляют к наркотической зависимости психологическую зависимость от секты, вовлекают людей в деструктивную деятельность, чаще всего политического характера, но еще и в том, что наркоманы реально не вылечиваются. 

Я не открою никому глаза, если скажу, что наркоман со стажем, особенно если он употребляет тяжелые наркотики, страдает не только зависимостью, но и целым букетом соматических заболеваний – от сердечной недостаточности до цирроза печени. Такого человека в первую очередь необходимо полностью обследовать, посмотреть, от чего его нужно срочно лечить, что требует терапевтического лечения и так далее – и только потом можно говорить о какой-то реабилитации. В так называемых реабилитационных центрах этого чаще всего не происходит.

- Какие вообще секты сейчас запрещены в России?

Александр Дворкин: Правильный юридический термин – «ликвидированы». В трех регионах России ликвидированы организации Свидетелей Иеговы – в Москве, в Ростовской области и в республике Горный Алтай. 93 наименования иеговистской литературы признаны экстремистскими и вывешены в качестве таковых на сайте Министерства юстиции.

Было ликвидировано несколько сайентологических организаций, но сайентология – это такая многоголовая гидра, у них масса организаций, все зарегистрированы отдельно, с разными названиями, хотя все это не более чем вывески одной и той же сайентологической системы. 18 наименований сайентологической литературы признаны экстремистскими.

Была у нас ликвидирована неоязыческая секта в Омске, это церковь староверов-инглингов. Они не имеют отношения к старообрядцам, это название  - для того, чтобы вводить людей в заблуждение, типичная сектантская методика.

Признаны экстремистскими две основные книги китайской секты Фалуньгун. Очень неприятная секта, в Китае она запрещена очень жестко. Фалуньгун действует во всем мире, но там она в основном распространена среди китайской диаспоры. Но у нас в России всегда свой путь – здесь и на Украине большинство фалуньгуновцев не китайцы, а русские мальчики и девочки.

Александр Корелов: Достаточно много поступает информации о ликвидации маленьких маргинальных сект – там, где лидеры совершают преступления, после чего ликвидируется та или иная группа, действующая как официально зарегистрированная организация, либо неофициальная группа.

Но речь, наверное, должна в первую очередь идти о крупных сектантских образованиях, западного происхождения. Даже при наличии законодательства государство не готово в полной мере дать правовую оценку таким организациям, поскольку они пользуются международной политической поддержкой – прежде всего, со стороны Соединенных Штатов Америки. Для того, чтобы ликвидировать такую крупную организацию, как Свидетели Иеговы или сайентологи, необходимо собрать огромное количество материалов по всей стране.

Такая работа идет, возбуждается большое количество уголовных дел – по сайентологам, по неопятидесятникам, но эта работа должна вестись не один год. По всей стране собирается информация по Свидетелям Иеговы, но пока к каким-то организационным мерам, к тому, чтобы Генеральный прокурор вышел с соответствующим заявлением о ликвидации в Верховный суд – к этому государство пока еще не подошло. Хотя информации негативного свойства по России огромное количество, огромное количество людей, пострадавших от отказа от медицинских процедур и переливания крови, в том числе – несовершеннолетних, огромное количество совершенных Свидетелями преступлений, огромное количество других деструктивных явлений – я уже не говорю о распадах семей, уходе детей из семей, это повсеместное явление.

Эта работа ведется, но когда она приведет к конкретным зримым результатам, говорить пока сложно. Нужно собрать очень много доказательств, тем более, что сейчас во всем мире под видом прав и свобод зачастую пропагандируются вещи прямо противоположные.

- Что и как можно изменить в законодательстве, чтобы лидеров деструктивных культов можно было привлекать к ответственности?

Александр Корелов: Наше законодательство на сегодняшний день уже предоставляет достаточно широкие возможности для того, чтобы привлекать к ответственности – как к уголовной, так и к административной - лидеров и активных членов тех или иных сектантских организаций.

Правоохранительные органы, с одной стороны, уже выражают готовность возбуждать такого рода уголовные дела, понимают опасность такого рода деятельности, а с другой стороны, нам часто задают вопрос: «А кому нам назначать соответствующие экспертизы? Какой специалист может доказать, к примеру, причинно-следственную связь между попаданием в ту или иную организацию и наступившим вредом для здоровья?» И вопросов такого рода много.

Но на сегодняшний день самая большая проблема – отсутствие надлежащей экспертной оценки тех или иных измененных состояний сознания. Например, в тоталитарных сектах и других деструктивных организациях у людей воспитывается зависимость от лидера этих организаций, либо от самой организации. Еще измененные состояния сознания могут возникать в результате гипноза, нейролингвистического программирования, постгипнотического внушения.

Мы активно ставим вопросы и перед Министерством здравоохранения и правоохранительными органами о создании целого ряда экспертных организаций либо практикующих экспертов – психиатров, психологов, психолингвистов и так далее, которые могли бы заниматься сугубо проблематикой такого рода психического насилия.

Зачем это нужно? Традиционные психотерапевты, традиционные психиатры могут установить наличие той или иной психической патологии, могут поставить соответствующий диагноз, но не всегда эти люди могут дать экспертную оценку тех или иных состояний, тех или иных методик, которые применяются для того, что мы называем зомбированием, введением в состояние измененного сознания.

Почему это важно? Достаточно сказать об одной вещи. По оценкам специалистов, постгипнотическое внушение – то есть, когда человека вводят в гипноз и что-то ему внушают, и после этого такое состояние запрограммированности на определенные действия может сохраняться на 10-15 лет. То есть, сегодня можно ввести человека в гипнотическое состояние, дать ему установку на совершение террористического акта, который он совершит через 5 лет.

Такие методики существуют, и они активно используются тоталитарными сектами. Мы не знаем, с какими целями - может быть, это политические цели, может, сугубо меркантильные, - но что касается такого рода организаций, которые эксплуатируют талантливую молодежь, я уже с этим сталкиваюсь не впервые. Нужно говорить и ставить вопрос не только о тоталитарных сектах, но о психическом насилии в целом. Соответственно – о диагностики таких состояний и экспертной их оценке.

Александр Дворкин: Среди тех, кто не сталкивался напрямую с сектантами, бытует мнение, что в секты идут только ущербные люди, больные, из проблемных семей, какие-то неудачники на грани психической болезни или совсем за этой гранью. Это абсолютно не так.

В секты попадают самые разные люди, но в первую очередь такие организации охотятся за талантами, которые способны принести им пользу. Каждый сектантский лидер как раз ориентирован на свою собственную пользу и, конечно, в первую очередь на власть – это самый сильный наркотик, без которого они не могут, и потому должны эту власть все дальше и дальше распространять. А для того, чтобы распространять эту власть, конечно, нужны талантливые люди, которых они подчиняют своей воле, подчиняют единой сектантской системе и заставляют работать на себя.

Что касается вопроса о том, когда изменится законодательство, мы с вами в начале очень долгого пути. Но все-таки это начало положено. Можно посмотреть алгоритм того, как складывалось противостояние сектам в Европе – например, во Франции, где эта система наиболее выстроена.

 Во второй половине 60-х годов на нашествие сект начало реагировать французское гражданское общество. Люди стали самоорганизовываться, появились родительские комитеты. Они стали требовать от местных властей, чтобы те что-то сделали. Местные власти были вынуждены назначать чиновников или назначать какую-то группу для взаимодействия с этими самыми местными родительскими комитетами. А поскольку у них не было законодательных механизмов, или они не знали, как их применять, они дергали центр – мол, помогите, нас люди тут тревожат, мы что-то должны ответить.

Когда в центре поняли, что их дергают практически со всех департаментов Франции, что проблема носит общенациональный характер, то была создана специальная парламентская комиссия по ее расследованию, которая работала несколько лет при Французской национальной ассамблее, собирала материалы, приглашала специалистов и так далее. Потом был предложен соответствующий законопроект, который был принят практически единогласно французским Парламентом – при одном воздержавшемся, была создана межминистерская миссия по борьбе против сект с широкими полномочиями и так далее.

Понимаете, на государственном уровне все происходит очень неспешно – может, это даже и к лучшему, потому что нужно действительно найти наиболее эффективные способы противодействия. То, что у вас в Амурской области действует родительский комитет – это очень хорошо, это показывает наличие гражданского общества, которое знает свои права, готово их отстаивать и может их отстаивать. Давайте делать эту работу!

Для того, чтобы изменять законодательство, необходима база. Если совсем просто говорить – необходимы пострадавшие. До той поры, пока человек в секте не признает себя пострадавшим, до той поры, пока люди не начнут верить, что им могут помочь, не начнут подавать заявления – до той поры правоохранительные органы будут бессильны.

Александр Корелов: У нас имеется на сегодняшний день положительный опыт не только Франции. Этот опыт в несколько видоизмененном виде имеет место в Архангельской области, где при губернаторе области создана специальная межведомственная комиссия по проблемам тоталитарного сектантства. Мы давно ставим вопрос о том, что в рамках федеральных и региональных органов власти необходимо создание таких межведомственных комиссий или комитетов, которые бы занимались проблемами деструктивных организаций – это могут быть секты, молодежные экстремистские сообщества и так далее.

Соответственно, нужно, наверное, ставить вопрос и у вас в области – о создании специализированного комитета органа при губернаторе, в который вошли бы не только представители органов власти и местного самоуправления, но и представители гражданского общества, а также эксперты – психиатры, религиоведы, психолингвисты, филологи, историки, то есть люди, которые могут дать с различных точек зрения оценку деятельности той или иной организации.


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

1082

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

102 917

объявлений

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ