2x2 | Недвижимость | Как прожить в «доме на колесах»?

Как прожить в «доме на колесах»?

Недвижимость 14:15 | 25 января | 2012
Автор: Максим Седых, «АиФ-ДВ»

Один из кварталов окраины областного центра. Район потихоньку застраивается, но большая часть территории – пустыри. Здесь мы и находим дом на колёсах.

Пряники от полиции

Синий «москвичонок» с деревянным ящиком на багажнике и матрасом на лобовом стекле. Недалеко от машины подобие костра, дым чёрный и вонючий. Вокруг разный металлолом - кастрюли, проволока, жестяные завитушки, даже массивная урна. У костра два раздолбанных кресла, стол на трясущихся ножках уставлен банками и пакетами. В креслах сидят мужчина и женщина, ещё один мужчина спит в машине.

- Бог в помощь, - подхожу к ним.

- Здравствуйте, спасибо, - отвечают. Голоса доброжелательные, и вид для бомжей вполне симпатичный. - А мы думали, опять полиция пришла (смех)! К нам, кроме них, никто не приходит. Раз десять уже приходили. Ходят же мимо разные работяги, машины ездят - видать, кто-то в полицию донёс однажды. Приехали, посмотрели - всё тихо, мирно, не безобразничаем. Спрашивают: «Вам чего-нибудь надо?» А что нам, воды да хлеба кусок. Ну, они нам пару раз привозили. А вот офицерик один молодой на Рождество даже пряников дал.

Отдал я им все оставшиеся у меня сигареты, и пошёл простой человеческий разговор о том, какая сложная штука жизнь.

Майор «в отставке»

Валентин - старейшина в этом трио, интеллигент, выброшенный на обочину жизни. Родом из Селемджинского района, в своё время, отслужив «срочку», окончил военное училище в Благовещенске, по распределению попал на Камчатку, а там - на Курилы. Кадровый военный, майор пехоты. Любил правду и порядок, спины перед начальством не гнул, за что и пострадал. Вышвырнули его из армии, никакой пенсии не назначили, перед строем сорвали погоны… Воспоминания до сих пор жгут Валентина, лицо сводит судорогой. Он снимает свою бесформенную шапку. Голова в 54 года абсолютно седая.

Вернулся в Благовещенск, перебивался случайными копеечными заработками. Видимо, пал духом, безысходность затягивала всё глубже на дно. В этот момент от него отвернулась жена - они год не дожили до серебряной свадьбы. Но ни на неё, ни на двух своих сыновей Валентин зла не держит.

- Не так много времени после развода прошло, - вспоминает майор «в отставке». - Стоим как-то на автобусной остановке, пиво пьём. Вдруг – милиция, как из-под земли. Ну, думаю, всё - пить-то запрещено в общественном месте. Стали беседовать, личность выяснять. А потом заявляют: «Так ты в розыск объявлен!» Меня, оказывается, разыскивала семья. В общем, я подумал, что всё кончено и искать меня ни к чему.

Мест обитания Валентин сменил массу. Пожалуй, сильнее всего запомнилась жизнь на речке Чигиринке. Летом ставил шалаш, на зиму рыл землянку. На речке тогда целая коммуна бомжей жила - человек двадцать пять. Впрочем, многих покосила смертушка - в основном от цирроза. Как и сейчас, Валентин тогда собирал металлолом и сдавал в Амурчермет. На сдаче металла лет шесть назад он познакомился с Тамарой.

Мать семерых детей

Тамара, напротив, деревенская жительница. Занесла её в Благовещенск нелёгкая из с. Екатеринославка Октябрьского района. Сестра позвала - счастья искать. «В «Катьке» путёвой жизни тоже не было бы», - уверена Тамара.

Не нашлось счастья и в большом городе. Посидела продавцом по магазинам да по ларькам, потом ещё какие-то заработки были, уже и не помнит. Везде поувольнялась, потом ни жилья, ни денег, ни документов (сгорели при пожаре) - и в объятия улицы.

К почти 50 годам Тамара - мать семерых детей. Правда, родительских прав лишили, дети по казённым домам сроки отбывают. Одну дочку на исправление даже в молельный дом забрали под Хабаровском. И с мужьями Тамаре «везло» как-то. Первый повесился, второй попал в аварию на КамАЗе, всю ночь пролежал в смятой кабине вниз головой, и врачам пришлось сделать ему «смертельный укол», как Тамара говорит. Третьего мужа убили. Единственная Тамарина радость и гордость - старшая дочь, она замуж вышла. А младшая, хоть и в приюте, зато учится на одни пятёрки.

Коля, владелец «Москвича», тот, который спал в машине. «Не трогай его, дядька, - попросили Валентин с Тамарой, - он ещё поломанный после трагедии своей». С ними Коля не так давно. Жил он раньше в районе сплавной конторы, имел работу, жил в общежитии. Но шибко тесно путался со всякими тёмными личностями, наркоманами. И постепенно Коля под такой пресс попал, что взял да и выбросился из окна с третьего этажа.

- Мы с Валентином тогда в гостях были как раз в том районе, - говорит Тамара. - Слышим, крики-вопли, грохот страшный. Выглядываем - лежит. Оттащили мы его в больницу, худо-бедно на ноги поставили.

«Время определяем по самолётам»

Ребята сейчас немного на мели. Коля ещё не полностью в себя пришёл после падения и больницы. Не так давно под машину попал Валентин - левая нога в гипсе. Собирать металлолом больше Тамаре приходится. Конечно, жизненные бури на женщинах сильнее отражаются, чем на мужчинах, но Тамара весёлого расположения духа не утратила и даже некую материнскую заботу в себе сохранила. За Валентином, как за дитём малым, ухаживает.

- Во, уже дрова тащит, - показывает майор.

- Гляди! - Тамара швыряет в огонь половинку тумбочки. - Заодно нашла валенки! Обшарпанные немного, зато новые - вон, даже между собой ещё верёвочкой связанные. Носить будешь.

Втроём в машине можно спать только так: один лёжа, двое - сидя. Но ничего не поделаешь: машина для них не роскошь, а средство передвижения, а главное - дом. Они относятся к ней как к живому существу. «Зараза какая-то боковое и лобовое стекла выбила! Пришлось одно оргалитом заменить, а лобовуху матрасом заткнуть!» Правда, на машине они зимой не ездят - мотор начисто замерзает, а каждый день разогревать его возможности нет. Зато летом благодать - на автомобильном ходу металл собирать быстрее и больше (за день можно четыре-пять тысяч получить), значит, и на бензин хватит.

- Не боитесь, что с машиной что-нибудь сделают – в чистом поле? - спрашиваю.

- А чего бояться, - спокойно отзываются Валентин с Тамарой, - мы же здесь. Если что, насмерть стоять будем.

Вот так у них проходит время. Кстати, время они определяют по самолётам, которые в этом районе хорошо видны на подлёте к аэропорту.

- Первый в 6.30, потом в 7.00, 7.30, 8.00, потом в 12.30 и 13.00, дальше 15.30 и 16.00, - перечисляет Тамара.

Конечно, периодически время забывается. Приходится у прохожих узнавать, какое сегодня число. Однажды (уже спать легли) услышали залпы, выскочили из машины, а это салюты – люди Новый год отмечали. Постояли, порадовались.

- А дни своего рождения помните-то?

- Да! - оживляется Валентин. - У меня, к примеру, второго августа - в День ВДВ. У Тамарки - 19 марта.

- А как вообще жизнь? Есть, небось, постоянно хочется?

- Об этом как раз меньше всего думаешь, - продолжает Валентин, указывая на пакеты на снегу с мандаринами, гранатами и бананами. Правда, всё это замёрзшее до крайности. Когда их выкладывают на досточку к костру, чтобы разогреть, фрукты издают каменный стук. Впрочем, и разогревом это вряд ли назовёшь. В почерневших головешках с трудом можно узнать банан или огурец. - Магазины охотно отдают перемороженную еду. Зато сейчас и холодильника не надо.

- Ну а как насчёт духовного развития? Вот вы всюду ходите, везде бываете. Может, попадаются обрывки газет - чтобы знать, что вообще в мире происходит?

- Читаем и газеты, - соглашается Валентин, - наберём, читаем и сжигаем. Но я больше книги читаю - на свалки их выбрасывают мешками! И какие книги - «Угрюм-река», очень много военных романов. Мне это больше нравится.

…От холода уже не гнутся руки-ноги - я начинаю прощаться. «Заходи в гости, не стесняйся».

- А есть ли какие-то планы на будущее? - спрашиваю напоследок. - Или так и жить - одним днём?

- Будем себе с Тамарой пенсии выбивать, документы ей восстанавливать, - на полном серьёзе отвечает Валентин. - А со временем, даст Бог, какую-нибудь времянку снимем - надо выбираться отсюда.

- Новую семью заводить думаете?

- А мы и так семья…


Компетентно

- Вернуться к нормальной жизни бомжи, конечно, могут, но это зависит от самого человека, от его воли, - комментирует директор областного центра соцпомощи для лиц без определённого места жительства и занятий Владимир Воробьёв. - И первый шаг в реабилитации - оторвать бомжа от его уже привычной среды. Дальше их нужно активно лечить, потом найти им работу. Стать человеком им может помочь любовь. В своём центре мы стараемся, чтобы люди нашли себе пару.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

871

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

106 077

объявлений

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ