2x2 | Здоровье | Как защитить себя и близких от тоталитарных сект?

Как защитить себя и близких от тоталитарных сект?

Здоровье 06:38 | 22 мая | 2012
Автор: Анна Лиманская, специально для портала 2x2.SU

- Секта – это юридический термин?

Александр Дворкин: В России – нет. В России такого юридического термина нет. Это термин религиоведческий, это термин публицистический, социологический, но не юридический.

Во-первых, секта – это организация. Если нет организации, то мы не можем говорить о секте. Это не ругательное слово – некоторые говорят, почему бы проституцию не назвать сектой, наркоманию назвать не сектой? Нет, это негативные социальные явления, с которыми нужно бороться, которым нужно противостоять, но, тем не менее, это не секты.

Организация какого типа? Если мы говорим о классической секте – это такие секты, которые не несут социальной опасности, ее характерные признаки – это культурная закрытость и принцип противостояния основной религиозной традиции страны.

Например, баптисты – они социальной опасности не несут, но вместе с тем баптисты не создали своей культуры, в отличие от традиционных конфессий. Есть православная культура, есть лютеранская культура, есть католическая культура, есть исламская культура, а вот баптистской культуры нет, хотя они существуют уже достаточно давно. Это и понятно, культура – от слова «культ», а если культ такой, что два прихлопа и три притопа, то культурное дерево из этого вырасти не может.

Если вы баптиста спросите, во что вы верите, он скажет, скорее всего, православные так-то верят, а мы в это не верим. Если вы у польского баптиста спросите, он скажет, у католиков это есть, а у нас нет. То есть, они всегда исходят из отрицания и противопоставления себя основной религиозной традиции страны.

Если говорить о тоталитарных сектах, это особого рода авторитарные организации, главный смысл существования которых – это власть и деньги для руководства и ближайшего окружения и для которых характерен ряд свойств – обман при вербовке, манипуляция сознанием своих членов, регламентация всех аспектов их жизни, эксплуатация, обожествление или абсолютизация их лидера и организации и так далее.

Есть колоссальная разница того, что снаружи и того, что внутри. И весь их имидж, вся их рекламная кампания и прочее – если человек покупается на это, то в конечном итоге оказывается не в той организации, в которую его приглашали.

Вступить всегда легче, чем выйти – это основной сектантский признак.

А что до того, что они сами считают себя счастливыми… Если вы поедете в Северную Корею и спросите людей на улице, они вам все скажут, насколько они счастливы и насколько все хорошо. И в самые страшные моменты русской истории, в 37-м году, когда люди по ночам не спали и ждали, когда за ними приедет черный-черный воронок, днем все пели: «Я другой страны такой не знаю, где так вольно дышит человек».

Ощущение человеческого счастья, самосознание – далеко не самый верный критерий. Те же самые люди, когда они выходят из секты, потом они говорят об этих годах как о страшных черных годах, которые искалечили их жизнь, но вот это осознание приходит слишком поздно.

- А бывает так, что люди сами выходят из сект?

Александр Дворкин: Да, конечно. Подавляющее число людей в тоталитарных сектах не остается на всю жизнь – это тоже одно из характерных отличий сект от традиционных конфессий. В тоталитарной секте вы до той поры, покуда можете секте что-то дать. Когда из вас все выкачали, что только можно – не только финансы, но и ваше здоровье, силы, энергию, когда у человека начинаются проблемы, о нем нужно заботиться, вкладывать в него, секте это не нужно – гораздо проще завербовать нового человека, который будет делать его работу.

Из сект выходят, и чем раньше человек выйдет, чем в более цельном состоянии, тем лучше. Но всегда, когда люди выходят из сект – почти всегда – это с очень тяжелыми последствиями, нужно восстанавливаться – иной раз несколько лет, а иной раз и несколько десятков лет.

Александр Корелов: Существует психологический аспект, а существует психиатрический. Когда мы сталкиваемся с психологическим насилием, нельзя забывать, что человеческий мозг – это совокупность нервов, нервных окончаний, нервных центров. И когда человек регулярно подвергается психологическому насилию, регулярно подвергаются насилию и эти нервные центры, мозговая деятельность. Поэтому когда мы сталкиваемся, допустим, с сектантством, тем же неопятидесятничеством, я задаю экспертам вопрос – почему неопятидесятники нередко имеют одинаковый образ мышления?

Оказывается, все очень просто – страдают конкретные центры головного мозга. И, безусловно, если мы говорим о психологической зависимости, это одна ситуация, когда это переходит в разряд психиатрических последствий, когда страдает головной мозг, то здесь люди нуждаются в длительном, последовательном психиатрическом лечении.

Александр Дворкин: Любая секта настроена на свое распространение. В секте люди на всю жизнь не остаются, рано или поздно люди выходят – выжженные, выгоревшие, они выходят, но для того, чтобы секта существовала, ей нужно все время расти, как кругу огня, который должен все время расширяться наружу, а внутри – выжженная земля. Поэтому если секта перестанет активно вовлекать и вербовать, то она тогда обречена на вымирание, на самоуничтожение.

У каждой секты заложена программа вербовки. Есть такая секта, она называется «Поместная Церковь», там даже есть четкие инструкции – мол, вы должны все время вовлекать других людей, ваша главная задача – беседовать с людьми. Используйте обеденный перерыв, используйте пятиминутки, используйте кофе-паузы – все это время должно быть использовано для знакомства и увлечения других людей. Похожие инструкции есть в любой секте.

Когда вы общаетесь, помните, что полное контролирование сознания в секте, оно редко достижимо. Когда общаешься с человеком по работе, конечно, подлинная личность человеческая остается, и когда он увлекается, отдается труду, то может забыть, что он сектант на какое-то время. Но где-то на заднем плане это всегда присутствует. Вы наверняка видели, что есть личность, а есть сектантская псевдоличность. Человек попадает в секту, и его личность сдвигается на задний план. Поэтому члены сект все друг на друга очень похожи.

Наша задача общения – ловить эти моменты, когда появляется подлинная личность человека, и пытаться вот с этим человеком беседовать, пытаться расширять вот это время, когда он возвращается к себе настоящему. И по мере того, как это время будет расширяться, можно попробовать заставить его задуматься, переоценить себя, чтобы эта сектантская личность возвращалась бы все реже и реже, в идеале – совсем никогда.

- Расскажите о группах риска. Какие люди попадают в секты?

Александр Дворкин: В группы риска попадают самые разные люди, есть группы риска для разных сект. Сектантские вербовщики нацелены, в первую очередь, на то, чтобы отбирать тех, кого они могут вовлечь. Если они чувствуют, что что-то не то, то считают за лучшее отступить – сейчас они в этом смысле уже достаточно осторожны.

Что требуется для того, чтобы человек попал в секту? Нужно, чтобы совпало два условия. Первое – чтобы сектантское предложение соответствовало интересам самого человека. Каждая секта работает в своей социальной нише. Конечно, каждая секта хотела бы работать шире, но так получается, что ее приманка действует только на определенное количество людей.

У каждого из нас есть какие-то вещи, в которых мы больше заинтересованы, которые нам больше нужны. Одни люди интересуются мистическими вопросами, другие больше заинтересованы в карьере, третий человек, возможно, застенчивый, и думает о том, как научиться легко общаться с людьми, кто-то просто скучает и нуждается в компании, кто-то своим здоровьем интересуется, кто-то может с болезнью столкнулся тяжелой…

Разные обстоятельства бывают. И если человек получит приглашение, столкнется с человеком, который будет предлагать то, что ему интересно, то уже, соответственно, сам заинтересуется.

Второе условие – в секты попадают люди, которые отличаются повышенной внушаемостью. Но это не особый тип людей. Конечно, есть люди, особо внушаемые по природе, но совсем невнушаемых людей нет. Когда человек переживает стресс, тогда его внушаемость повышается, и чем сильнее стресс, тем он более внушаем.

Должны совпасть эти два условия – чтобы к человеку подошли с нужным предложением и в нужный момент. Если эти условия совпадают, вероятность того, что он попадет в секту – любой из нас – весьма и весьма велика. 

Это можно сказать еще проще, двумя фразами. У каждого из нас есть свой гуру. И наше счастье – если мы его никогда не встретим.

- Что делать, если человек пострадал от секты? Куда обращаться?

Александр Корелов: В первую очередь нужно обращаться в центр противодействия экстремизму при МВД – он есть в каждом регионе. Далее – в Федеральную службу безопасности и в прокуратуру. Это три органа, которые занимаются вопросами противодействия тоталитарному сектантству и религиозному экстремизму в целом. Обратиться можно в любую из этих организаций – в крайнем случае, ваше заявление перенаправят туда, где оно должно быть рассмотрено.

Нередко для того, чтобы закрепить доказательную базу, привлечь как можно больше заинтересованных органов, мы обращаемся сразу в три организации – с одним и тем же заявлением. Тогда каждое ведомство проводит свою проверку.

Что касается доказательств, это уже вопрос достаточно сложный. Я говорил, что у нас на сегодняшний день такая болевая точка – это экспертная оценка, в том числе – психиатрических последствий пребывания в сектах, но этот вопрос у нас постепенно решается, в том числе – и у вас в Амурской области.

Часто мы сталкиваемся с тем, что правоохранительные органы не готовы оказать быструю помощь – не только потому, что они не хотят, хотя и это имеет место, потому, что разводят руками – где экспертов взять, где взять специалистов, которые дадут оценку.

Есть еще второй аспект – любая эта работа, по крупным сектам и даже по не очень крупным сектам, занимает достаточно большой период времени – это сбор оперативной информации, сбор доказательственной базы, подготовка к допросу свидетелей, подготовка к проведению экспертиз, и люди, которые пишут заявления, не задумываются о том, что это заявление по закону должно быть рассмотрено в короткий срок. В этот срок правоохранительные органы никак не укладываются – когда нужно провести проверку большой организации.

Поэтому они направляем формальный отказ, мы обжалуем этот отказ, и идем по этому пути постоянного обжалования для того, чтобы набрать критичную массу доказательств, подойти к возбуждению уголовного дела или принять какие-то другие меры. Не всегда это уголовное дело – когда мы не сталкиваемся с явным преступлением, то нередко ограничиваемся прокурорскими мерами реагирования – это могут быть представления, протест прокурора, в зависимости от того, какие там нарушения. Это может быть привлечение к административной ответственности, если речь идет о распространении экстремистских материалов, не содержащих состава преступления.

Возможно возбуждение административных дел в случае назойливого приставания – Свидетели Иеговы неоднократно привлекались по этому вопросу, кришнаиты. Поэтому мы не ставим целью обязательное привлечение к уголовной ответственности – там, где есть преступление, - да. Но мы ставим целью все-таки оградить людей от деструктивного воздействия этих организаций. И на сегодняшний день самое актуальное – это оградить людей от психического насилия. 


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить информацию об ошибке

Наталья Алымова. - Начиная со второго квартала 2015 года, продажи новых квартир активно поддерживались государственными субсидиями, в то время как на рынке вторичного жилья наблюдался спад.

Доп. информация (не обязательна для заполнения)

652

Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Гость
Подписаться на комментарии
Чтобы комментировать от своего имени - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Мы рады, что Вы решили оставить свой комментарий на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

  • Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
  • В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
  • Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
  • Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

 

Сейчас на сайте

102 890

объявлений

Опрос
А вы поддержали бы законопроект о запрете увольнять ипотечников?
ВСЕ ОПРОСЫ
АРХИВ НОМЕРОВ